Книга Авароса

Объявление

Книга Авароса Авторская ролевая в жанре фэнтези.
Эпизоды, высокий рейтинг, активный мастеринг, многогранный сюжет и рисованные внешности
События игры
  • Аварос: Лорд Элиас расследует тайну гибели своего отца, внимание Его Величества приковано к участившимся случаям нападений вампиров в разных областях королевства, а тем временем леди Элинор и ее подруга леди Уорлок предпринимают все возможное, чтобы помешать юному Варенну навредить репутации короля.
  • Альвинделл: Участившиеся стычки с темными и убийство принцессы Эйдаэль вынудило Долину закрыть границы. Все силы эльфийского королевства брошены на поиск виновного в гибели юной принцессы. Однако скоро Эльтора из рода Лорвадис ждет новое неприятное известие из «‎королевства людей».
  • Росвилл: Пока Алмонд занимался тем, чтобы скрыть следы былых преступлений, и ослабил хватку, порядок в Аваросе несколько нарушился. Случаи появления в городах Авароса вампиров значительно участились, но инцидент с убийством шести представителей Черных плащей заставит короля обратить внимание на эту проблему.
  • Остров Королевский Грифон: Загадочное исчезновение нескольких студентов и гостей острова поставит на уши весь университет и все магическое сообщество. Пока еще никто не знает, что это - лишь часть общей картины подобных исчезновений по всему королевству.

Ищем и ждем

Больше персонажей
Лучший пост

Пиратский корабль. Узкая, деревянная лестница, ведущая в полутемный трюм, что теперь, благодаря богатой добыче с "торговца", выглядел настоящим лабиринтом из мешков, тюков и ящиков. Воздух тяжелый и спертый, пропахший солью, рыбой, водорослями, прелой соломой и какой-то тухлятиной — где-то в трюме сдохла крыса? — Устраивайтесь поудобнее, госпожа ведьма, чувствуйте себя, как дома, хехе. Пират, молодой и темноволосый, с дурашливым поклоном распахнул тяжелую, с окошком забранным решеткой, дверь и впихнул ведьму с небольшую клетушку. Видимо, команда "Черного призрака" не брезговала брать и живой товар, раз устроили на своем корабле отдельные "апартаменты" для пленников? Продавали или получали выкуп? Правда, в этот раз отчего-то удовольствовались лишь парой ведьм, оставив куда более ценного торговца на "Змее". [ читать далее ]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книга Авароса » Витражи на окнах замка » Колышется море, волна за волной


Колышется море, волна за волной

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

«Колышется море, волна за волной»
https://forumupload.ru/uploads/001a/84/b6/138/t677105.jpg

Октавия, Анивия, Эстер
13 число месяца Полной Луны. Октариновое море, корабль "Чёрный Призрак"

Встретил пиратов и ведьм на одном корабле? - жди беды.

Отредактировано Октавия (05.10.2021 16:38:44)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

2

Йо-хо вместе взяли
Ввысь поднимем наш флаг
Тянем воры и бродяги
Пусть не сразит нас враг

Её разбудил настойчивый стук в дверь. Октавия нехотя открыла сначала один глаз через несколько секунд и второй, где-то рядом валялась опустошенная до дна бутылка рома, а также компас и карты. Кажется, вчера она засиделась допоздна, изучая карты и определяя их новый маршрут, а затем ей на глаза так удачно попалась бутылочка столь вкусного пиратского пойла, что не открыть её было невозможно. Она, чёрт возьми, не выспалась. Хотелось укрыться одеялом с головой и проспать еще как минимум несколько часов. Однако стук в дверь продолжался, и он был очень настойчивым. Мысленно проклиная столь раннего гостя, женщина, встала с кровати и направилась к двери, подумывая о том, а не прибить ли этого самого гостя, за то, что так бесцеремонно будит капитана.
За дверью капитанской каюты оказался Нестер - кок корабля. Октавия одарила его очень недовольным взглядом и пират дабы не получить "благословение" капитана, быстренько доложил о том, что у них заканчивается провизия и стоило бы позаботиться о её пополнении, а затем также быстренько слинял.
Что ж, сон, к сожалению, был прерван, уснуть уже ей не удастся. Поэтому умывшись, причесавшись, собрав  волосы в косу и переодевшись - в чёрные штаны, белую блузу с рукавами до локтей, поверх кираса из кожи, коричневый камзол и чёрные не высокие сапоги - Октавия вышла на палубу корабля.     

Чёрный Призрак резво рассекал морскую гладь. Его грозная массивная фигура с чёрными парусами неумолимо мчалась вперёд, словно бы сам корабль знал, где находится золотая жила. И эту золотую жилу непременно нужно заполучить быстрее остальных пиратов.
Октариновое море, считалось, опасными водами, ведь именно здесь (помимо еще и Туманных Вод), во всей своей красе процветало пиратство. Западные земли, так облюбованные различными торговцами, прекрасно подходили для наживы. Здесь всегда можно было поймать парочку торговых судов, что было только в радость морским разбойникам, но всегда есть изъян в виде военных королевских кораблей. Что впрочем, не помешает, а даже доставит огромное удовольствие их потопить. А если встретиться целый флот, то резвый пиратский корабль всегда может красиво уплыть за горизонт, оставив надоедливых королевских приспешников ни с чем.

Не смотря на не очень задавшееся утро, Октавия была в хорошем расположении духа, ей казалось, что этот день благословила сама Олеандра. Погода была просто прекрасной, было не очень холодно, не смотря на то, что уже даже на юге начинала чувствоваться осень. Ветерок, что нежно обволакивал паруса и подгонял его плыть быстрее, умеренно спокойная морская гладь (главное, что не штиль).
Капитан улыбнулась солнцу, стоя у руля, она наблюдала, как по палубе сновали матросы, выполняя свои обязанности. Кто-то занимался уборкой корабля, мыл палубу, чистил оружие, кто-то упражнялся в фехтовании, были и те кто, честно выполнив указания старпома, теперь отдыхали, прикуривая трубку. Наверху в вороньем гнезде во все свои зоркие глаза стоял Ромео, один из самых верных матросов Октавии. Если уж кто и увидит первым добычу, то непременно он.

Сильвер! — позвала капитан своего первого помощника, — встать к рулю! Держим курс прямо.
— Есть капитан, — место у руля занял, крупный, черноволосый мужчина лет сорока с густой бородой и суровым взглядом, старпом был человеком не многословным, серьёзным и очень сильно любил дисциплину на корабле.
Октавия спустилась с капитанского мостика на палубу и прошла к парочке матросов, что рубились в карты прямиком на бочке с порохом.
Примите в игру? — улыбнулась женщина, — ставлю двадцать грифонов, на то, что обыграю вас за двадцать минут.
— Хех, капитан, принимаем ставку!

Так последующие пару часов, Октавия провела за игрой в карты, в которой (не без хитростей) успешно обыграла своих матросов, на целых пятьдесят грифонов. Ребята, конечно, расстроились, но игра есть игра. Октавия поддержала их, сказав, что не стоит вешать носы, ведь эти проигранные деньги обязательно им вернутся со следующей наживой.
Время перевалило за полдень, когда с вороньего гнезда, послышался громкий выкрик Ромео.
— Капитан! Судно прямо по курсу! Торговое!
"А вот и наша нажива. Во имя Оленадры, пусть это будет славная добыча."
Прибавить ходу! Нагнать корабль, будем грабить! И поднять флаг!
Внешний вид корабля, флаг и паруса. Вот визитная карточка каждого пирата. Флаг с дурной репутацией, залог того что корабль сдастся без боя или испугается так, что будет забавно смотреть на то как он пытается уплыть от своей участи.
Над Чёрным призраком во всей своей красе возвысился чёрный флаг, где четко белыми линиями был нарисован скелет, держащий в обеих руках сабли. 
Сильвер, сравняй нас с ними — обратилась она к старпому, встав рядом с ним у штурвала, — Команде приготовится к бою! Лучники занять позиции! Абордажная команда приготовится к взятию корабля, ждать моей команды!

Вот он азарт, разгорающийся в глазах её матросов, их грозные выкрики и смех, вот он адреналин который бушует в крови и хочет скорее вырваться наружу. Услышать свист стрел, звуки клинков, отчаянные крики тех, кому не повезло стать жертвами пиратов.

На абордаж! — раздается властный голос женщины, и её команда тут же приступает к выполнению приказа и всё вокруг превращается в хаос битвы. Пираты нещадно сражаются с охраной и матросами торгового судна, и никому нет пощады, коли ты встал на их пути. В первые минуты Октавия следит за боем с капитанского мостика, но вскоре присоединяется к сражению, приняв бой с капитаном вражеского судна.
И вот они сцепились друг с другом, один на один и словно бы не замечая, того хаоса, что происходил вокруг них. Капитан пиратов смотрела на своего врага с усмешкой, будто бы говоря, что все его попытки выстоять против неё и её команды, тщетны. Они кружились в боевом танце, пытаясь, достать друг друга своими острыми лезвиями оружия, мужчина наносил удары точно и со всей силы. Октавия же действовала проворнее, укорачиваясь и стараясь наносить удары в места, где было меньше защиты. Враг отпрыгнул чуть в сторону, размахнулся, рассекая воздух лезвием меча, однако женщине удалось ловко уклонится, на лице её появилась нахальная улыбка. Октавия рванула вперёд, так быстро, как только могла, ударила, но промахнулась, замахнулась вновь и в этот раз её сабля нашла свою цель. Мужчина вылупил глаза, негромко захрипел, подавившись собственной кровью, и упал на палубу корабля.
Капитан торгового судна был повержен, а его корабль захвачен.

Тех, кто сдался не трогать, кто всё еще сопротивляется отправить на дно. Всё ценное на наш корабль.

Отредактировано Октавия (07.10.2021 02:15:31)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

3

- Госпожа Валиант!
Услышать свою фамилию, да еще и так далеко от Ведьминого дола Анивия никак не ожидала, но все же, остановилась и обернулась на голос. К ней торопливо, чуть ли не бегом, приближался мужчина, молодой, темноволосый, бородатый, богато одетый и весьма, весьма упитанный.
- Гос... госпожа! Уф... - мужчина схватился за грудь, шумно дыша и при этом отчего-то очень уж счастливо улыбаясь. - Вот так встреча! Я уж собирался послать за вами гонца в Ведьмин дол и такая удача!
Ведьма чуть нахмурилась, пытаясь вспомнить, где и когда она успела свести знакомство с этим человеком.
- Мы с вами знакомы?
- А как же! Я Антуан Готье Болли, торговец из Кидвэла. Четыре года назад я был в Ведьмином доле, и вы зачаровали для меня браслет, сказали, он поможет в торговле. - Мужчина задрал рукав богатого одеяния, показав простенький браслет из бледно-зеленых камней. "Берилл," - по привычке отметила ведьма, а покопавшись в памяти, действительно вспомнила ту встречу, правда, тогда господин Болли не носил бороды и был куда худее. - И, ведь право слово, помогло! Дела с тех пор пошли настолько хорошо, что сейчас у меня уже три лавки в Кидвэле и свой торговый корабль.
Ведьма одобрительно улыбнулась (всегда приятно, когда признают твои заслуги) и чуть склонила голову.
- Я рада, что моя магия вам пошла на пользу. Но что же вы теперь от меня хотите, господин Болли? Браслет на вторую руку, чтоб дела пошли еще лучше?
Торговец добродушно рассмеялся и покачал головой.
- Нет, госпожа. Видите ли, какое дело, полтора года назад я женился, но супруга моя никак не может выносить дитя. Может быть, ваши камни способны помочь? - поймав взгляд ведьмы, торопливо добавил, - Вы не подумайте, не за даром, конечно, отплачу! И щедро!
- Хм... - Анивия задумчиво потерла подбородок, - Изумруды помогают при зачатии и оберегают детей. Хотя... когда родилась ваша супруга? Если в летние месяцы и под знаком Феникса, возможно, лучше подойдет красный коралл? Или опал? Помимо прочего, он сумеет защитить от сплетен и дурного глаза...
Мысли о новой работе моментально захватили Анивию, но размышления прервали самым грубым образом.
- Госпожа! Так может быть, вы отправитесь со мной в Кидвэл? В моем доме вы будете желанной гостьей, вас примут со всем почетом и Далия будет счастлива с вами познакомиться.
Анивия, взглянув на торговца, чуть задумалась. В общем-то, в Рыбачьей гряде, небольшом портовом городке на побережье Октариного моря ее больше ничего не держало, так почему бы и не отправится в Кидвэл? Тем более что там намечался хороший заработок.
- Хорошо. Я отправлюсь с вами. Только... я здесь не одна, со мной моя ученица.
- Разумеется, госпожа Валиант, - Болли выглядел настолько довольным, что Анивии подумалось, что сообщи она, что компанию ей составляет не мелкая беловолосая девчонка, а свита из десятка личей, то даже это вряд ли бы испортило настроение торговцу. - Ей так же найдется место и на корабле, и в моем доме.

Собственно, вот так ведьмы и оказались на "Серебряном змее", небольшой торговой шхуне.
Болли не соврал - на корабле их разместили со всем возможным удобством. Каюта оказалась просторной, светлой и хорошо обставленной (Анивии подумалось, что свою каюту им уступил, если не сам капитан, то весьма вероятно, старпом).
Команда "Серебряного змея" была неизменно почтительна и учтива, матросы хоть и взирали на ведьм с немалым любопытством, но, видимо получив приказ от хозяина, особо досаждать им не решались.
Вечера проходили за вкусным ужином в компании капитана Гарольда Матса, старшего помощника Йона и самого Болли. К радости Анивии, эти люди оказались вежливы, хорошо воспитаны и весьма образованы, вести с ними беседы за бокалом вина или наблюдая неспешной игрой в шахматы было сущим удовольствием.
Пожалуй, столь приятное путешествие слегка портила погода - нет, на пути "Змея" не было ни штормов, ни бурь, но летние месяцы уже миновали, и с приходом осени море словно выцвело, налилось свинцовой тяжестью, а брызги воды, что вместе с ветром долетали из-за борта, обжигали кожу холодом. Прогуливаясь по палубе и глядя на матросов, босых и все еще щеголявших в легких рубахах и штанах, ведьма зябко ежилась и плотнее куталась в теплый, шерстяной плащ.
Впрочем, даже с этим можно было бы смириться, если не ранние подъемы. Анивия никогда не могла понять, отчего большинство людей так любят подниматься чуть свет? Команда "Змея" так же не была исключением, выспаться на корабле не было ни малейшей возможности и по утрам Анивия была до того мрачной и хмурой, что даже господин Болли без крайней надобности не осмеливался ее беспокоить. Вот и сегодня...
- Эстер, какого лешего они там так разорались?!
Голос прозвучал глухо и невнятно да, в общем-то, оно и не удивительно - сложно говорить внятно и четко, уткнувшись лицом в подушку. Но на корабле явно что-то не заладилось - Анивия слышала, как по коридорам носятся матросы, слышала взволнованные голоса и даже обрывки резких, отрывистых команд капитана.
- На нас что, напал этот их... как там его? Крикет? Крекер? Хм... - ведьма попыталась вспомнить рассказанную накануне моряцкую байку, - Кракен?!
Анивия вздохнула и не иначе, как чудом, оторвав голову от подушки, открыла глаза и бросила взгляд на окно, солнце уже поднялось высоко в небо, похоже, время близилось к полудню. Вот только в постель Анивия легла едва ли четыре часа назад, до самого раннего утра засидевшись над камнями и книгами.
Но любопытство все же пересилило сонливость, и ведьма, тяжко вздохнув, выбралась, наконец, из постели. Однако аж четверть часа пришлось потратить на утренний (дневной?) туалет - если дома Анивия плевать хотела на условности и вполне могла встретить неурочного гостя в одном халате и даже толком не причесавшись, то на корабле таких вольностей ведьма не могла себе позволить.
Кувшин с водой и таз. Колючее полотенце. Одежда - бледно-зеленая блузка изо льна, юбка из синей, расшитой серебряными нитями, шерсти, чулки и удобные, на невысоком каблуке ботинки со шнуровкой. И украшения с камнями, куда же без них? Анивия тщательно расчесала и уложила волосы, заколов белые пряди золотыми, с мелкими, черными опалами, заколками. Чуть подумав, добавив к наряду браслет из иолита и тяжелый кулон с аквамарином. Бросив взгляд на зеркало и оставшись вполне довольной своим видом, Анивия, прихватив светлый плащ, покинула каюту.
- Господин Болли, - поднявшись на палубу, Анивия сразу же увидела торговца, выглядел тот крайне взволнованным и даже немного испуганным, - что случилось?
- "Черный призрак", - эти слова мужчина едва не выплюнул, опустил длинную подзорную трубу и, видя, что она не поняла, уточнил. - Пираты. 
Ведьма оперлась ладонями на фальшборт, пытаясь разглядеть упомянутых пиратов. В первое мгновение показалось, что торговец шутит - море было абсолютно чистым, но... взгляд зацепился за какую-то черную точку на горизонте и Анивия далеко не сразу поняла, что это и есть тот самый "Черный призрак".
- Но... но они так далеко! Неужели нас сумеют догнать? - ведьма повернулась спиной к морю и теперь смотрела, как капитан раздает команды, а матросы с ловкостью мартышек носятся по реям и над кораблем, словно огромные лепестки, один за другим разворачиваются дополнительные паруса.
- Они идут налегке, у "Призрака" гораздо меньше осадка. - Мужчина тоже глянул на матросов и паруса, чуть помолчал, вздохнул. - Молитесь, чтобы ветер не переменился, тогда мы успеем добраться до Кривого мыса, за него эта шваль не сунется, слишком уж там велик риск нарваться на королевский флот и охотников за их головами.

К несказанной досаде всех, кто был на "Серебряном змее" через несколько часов ветер почти стих и теперь корабль двигался совсем уж медленно и неохотно. Расстояние, что разделяло торговый и пиратский корабли начало неумолимо сокращаться. Вскоре уже можно было рассмотреть не только черный флаг с белым скелетом, но и оснастку корабля и людей на палубе. Теперь не оставалось сомнений - сбежать не получится и капитан Матс велел готовиться к бою.
- Эстер, - Анивия поманила ученицу. Сумеют ли они отбиться? А если нет? Если команду убьют, то какая участь ждет их? Ведьма не питала иллюзий, что пираты будут столь же благородны, учтивы и обходительны, как матросы "Змея". Что станет с ними? Позабавятся да выбросят за борт? Нет! Уж что-что, а ее ученицу эти мерзавцы не получат! - Беги в нашу каюту и запри дверь. Я приду за тобой, когда все закончится. - Анивия запнулась, глубоко вдохнула и сжала ладони, пытаясь унять страх и неприятную дрожь, - Но... если вдруг услышишь чужой голос, услышишь, что кто-то ломится в каюту - постарайся открыть портал хоть в ту же Рыбачью гряду, ты сумеешь, у тебя хватит сил. Ах да! Деньги. Возьми кошель в сундучке под моей кроватью, их хватит, чтобы добраться до Ведьминого дола. - Отдав указания, Анивия порывисто обняла мелкую чародейку, с неожиданной нежностью и лаской чмокнула в светлую макушку и, невесело усмехнувшись, оттолкнула. - Всё, беги, малявка.

Наверное, никто бы не осудил, надумай Анивия прихватить ученицу и сбежать с корабля. В конце концов, какой с нее спрос? Она ведьма, а не боевой маг, в бою от нее не много пользы! Так чего ради она решила остаться? Пожалуй, она и сама не могла сказать, а вскоре... вскоре стало уже не до размышлений.
"Черные призрак" был уже совсем близко, в воздух взметнулись абордажные крючья, впились в борт. Матросы кинулись рубить канаты, но с вражеского корабля обрушился град стрел. Попали. Сразу трое матросов остались там же, у борта, сраженные стрелами, остальным пришлось отступить.
Корабли, содрогнувшись от удара, сошлись борт о борт и на палубу "Змея" с криками и свистом хлынули пираты. К удивлению Анивии, пиратская команда была не так уж велика, однако, рубаками они оказались отменными и вот так с ходу отбить атаку не удалось, на палубе закипела битва.
Ведьма расчертила воздух палочкой, собираясь произнести заклинание и обрушить на пиратов какую-нибудь жуткую иллюзию. Даже если они и не кинутся с криками ужаса обратно на свой корабль, то может хоть на пару мгновений растеряются? К несчастью, завершить заклинание Анивия не успела, ее заметили.
- Ведьма! Вон там! Колдует!
- Взять ее!
Анивия каким-то чудом увернулась от сабли, пнула подвернувшееся под ноги ведро (удачно попав им по тощей, белобрысой девке) и, выкрикнув заклинание отправила сноп ярких, жгучих искр прямо в лицо неопрятному и волосатому пирату, тот заорал и шарахнулся назад, закрыв лицо ладонями. На миг показалось, что победа близка, еще чуть-чуть и этих мерзавцев вышвырнут с корабля, но... Анивия увидела, как на палубу "Серебряного змея" рухнул Гарольд Матс.
- Капитан!!! - внутри словно что-то оборвалось, ведьма перевела взгляд на убийцу. Этот пират стоял к ней спиной, Анивия не видела лица, а он, в шуме и в гвалте едва ли мог расслышать ее крик и верно, даже не обратил внимания на такую угрозу. - Ах, ты ж мразь!!!
Заклинание, жест и канат, что свешивался с реи, словно живой, метнулся к пирату и петлей стянулся на его глотке.

+3

4

Глубокая синева, разделенная поровну надвое ровным росчерком далекого горизонта, что дрожит в туманной глубине. Всюду она. Кольцует весь мир. Все, что попадает в границы кольца, безупречно пусто и чисто. Пушистая рябь царапает борт, и даже тишина, непривычно шумная, уходит из-под ног, только следом поспевай молчать, да тревожно прислушиваться, чтобы вдруг страшную наледь чарующего безмолвия не упустить из виду, не дать ей прокрасться в мысли, сковать ледяной сеткой окно вовне.  Солнечный свет по ниточке, по капельке слизывает с лица ветер. И пока он прогреет тонкие, точно птичьи, кости, из облаков уже брызнет желток мистической луны, странницы с таинственной улыбкой.

Вот оно какое - бескрайнее море. Эстер и не знала, до сих самых пор, что такой она и бывает, морская дорога. В сказках и легендах о ней говорили долго, но скудно. Словами "черная", "бескрайняя", "неспокойная" древние сказители пытались передать свои чувства от встречи со стихией. Да вот только, припоминая их потуги, но, не поймите же неправильно, ничуть не умаляя их красоты, Эстер не могла побороть в себе сомнение: то ли она видит, что видели авторы кошмаров на ночь, то ли переживает? Не первое утро юная путешественница тратила на попытки понять до конца корень сей ноющей, саднящей тревоги. Умозаключения подсказывали, что небо и вода не черные, а какого-то другого, незнакомого цвета. Что у бескрайнего слишком ровные и очевидные края, всегда, как на ладошке. И даже спокойствию, особенному, размеренному и мрачному, есть место в сердце, что затеряется в непроглядных глубинах. От эдакого несоответствия увиденного с фантазиями из времен попроще эти умозаключения отнюдь не спасали, а даже наоборот, с какой-то неясной целью настойчиво их подчеркивали.

Сколько тайных мотивов укрывали собою волны, скольким коварством бездушная пустота вокруг очерняла умы людей - об этом Эстер не осмеливалась спросить ни у одного из множества членов экипажа, которым досаждала беседами, ища успокоения.
Зато других вопросов от нее хватило бы всем и каждому. Никто на борту не остался без частички внимания главной вертихвостки.

- Я не буду просто так сидеть, ручки белы на юбке сложив! - торжественно заявила девочка, только взойдя по трапу, и с тех самых слов идее своей была верна, почти как барону Люнгеруду. Почти - это потому, что среди моряков, и об этом не врали слухи, нашлось очень уж немало добрых парней. Ну и ещё под влиянием наставлений великой и прекрасной бобылихи Анивии. Оказывается, у слова "бобылиха" может быть хороший смысл, если титулом своим его гордо носит хорошая женщина.

Каждый день Эстер вставала пораньше, чтобы до учебных поручений госпожи Анивии успеть оказать всяческую поддержку, от житейской до дружеской эмоциональной, любому, кто сподобился бы до минимальной вежливости и не постеснялся нужды. А намеки Эстер разглядывать ох как умеет! Пусть не все и не всегда получалось, Эстер охотно бралась за любую доверенную работу, с удовольствием угощалась всем, чем разрешали, а под вечер выслушивала похвалы до единой. Вскоре девочка знала, как зовут каждого обитателя корабля, от юнца-новобранца, что держался орлом, вплоть до крысы, что ездила всегда зайцем, не говоря уже обо всяких там капитанах. И понимала, за что каждый из них ее уважал, и как им всем можно угодить. Зачем она это знала? Эстер всегда нравилось знать такие вещи без особой на то причины. Хотя, может, причина, исподволь-то, и была, но только кому до нее какое дело?

Может, просто здорово, когда всем вокруг от тебя приятно. Особенно если это кто-нибудь суровый. Как госпожа Анивия - она любит, чтоб ее сердце завоевали. Только об этом даже не подозревает. Кажется, она и не замечает даже, как Эстер завоевывает ее сердце. Эстер, вообще-то, не знала и сама, что это уже делает, пока не приметила, как госпожа Анивия все чаще называет ее своей ученицей, нежели занозой. Изо всех сил преданная этому трогательному нюансу, новоиспеченная ученица не переставала учиться. И не только магии, но и повадкам самой Анивии. Например, научилась ублажать ее не хуже послушного мужа. Наука нехитрая: спать не мешай, на клич прибегай. Есть еще пара-тройка мелочей, но мелочей - и только, а основа ясна. Если еще как по-хитрому извернешься в ведьминских похождениях - даже может приласкать. А захочешь отвлечь ее мысли - скажи о замужестве. Тогда может случиться всякое, от лекции до выхода "в поле". И не без практического занятия. В общем, педагогическая жилка у нее во весь хребет!
Только ей не говорите.

- Ты прямо все и всем о себе и о своей наставнице рассказываешь, - вдруг заметил Том, окуная тряпицу в только что поднятую руками Эстер бадью с мыльной водой, - Уверена, что не навлечешь на себя неприятности?

Том был одним из матросов. Уж точно самым молодым из них. Рыжий, как знакомый соседский пес, и такой же стройный и длинноногий, паренек признался сразу, что всего на четыре года старше Эстер, с тех самых пор - своей регулярной собеседницы. Даже слишком регулярной, в чем Том тоже признавался. Он честный. Что увидит - во всем сразу признаётся. Впрочем, свою болтливость Эстер признавала и сама:

- Не уверена. И все равно не могу с собой ничего поделать.

Девочка застенчиво улыбнулась и стрельнула глазками, пряча хитрый взгляд в размытой туманом линии горизонта. Только чтобы внезапно растерять все настроение на игру.

- Эй. Том, - сорвался с уст Эстер вкрадчивый шепот, - А что это там такое странное, чёрное? Жуткое.

Маленькая точка, угрожающе плотная, и, в отличие от сказочных описаний моря, черная в действительности, медленно ползла вниз по скату пушистой ряби. И чем дольше на нее приходилось смотреть, тем явственнее ощущался ее постепенный рост. Нечто приближалось. Обретало форму, чье очевидное значение не облегчало душу.

Когда Том воскликнул "корабль", его голос оказался уже не первым. Ответ на вопрос Эстер доносился отовсюду вокруг. Туманная мантия над мокрым парусом бурлила в потоке тревожного ветра, тянула за белую косу. Бросив небрежное "я сейчас", она покинула Тома и устремилась на поиски госпожи Анивии. Встречный оклик наставницы едва не заставил сорваться с шага на бег.

Люди сновали туда и сюда без остановки - Эстер оставалось только уворачиваться от сжатых кулаков, что грозились ненароком угодить ей по макушке, от острых коленок и каменных локтей. Все проснулось, все спешило случиться здесь и сейчас, и чем меньше корабль вдалеке походил на просто черную точку, тем скорей лились за борт и тонули в волнах человеческих, что суматошней морских, драгоценные мгновения. На понимание происходящего их, этих мгновений, отвели всего-ничего. И так Эстер и продиралась бы через дебри конечностей и непоняток, если бы кто-то не вскрикнул: "Пираты!"... Вот тогда-то все и встало на свои места. Знать о пиратах много не нужно, чтобы понять, что будет дальше. Случится бой. Если не отдадут им то, чего хотят. Один из моряков рассказывал, будто пираты берут количеством. На борту их столько, что при абордаже шансов дать отпор может не оказаться и у военного корабля, не говоря уже о торговом судёнышке. И, если Эстер правильно все поняла, несмотря на сие предание, немногочисленные бойцы обнажали оружие.

Да. Дело плохо.

Следующее, что Эстер увидела - себя, спускающуюся к каюте. Прыткую и такую легкую, почти противоестественно проворную даже по своим меркам, что кажется, будто телом овладела какая-то злая, своевольная сила. То был испуг. Липкое чувство, стянувшее все внутри, особенно под ребрами, ритмично стучащее в ушах, стирающее память. Только сейчас, порхая через ступени, вспоминала юная ведьма, что всё-таки отыскала госпожу Анивию. Вспоминала, как пялилась на нее, не моргая, и видела свое встревоженное, большеглазое лицо в зеркале под белыми ресницами наставницы. Как получила от нее мешочек, что тут же подвесила на поясок, указание, крепкие объятия, нежный поцелуй, напутственный толчок - как, убегая, припала губами к тыльной стороне ее ладони. Потом, кажется, распалились и взревели, подобно шторму, голоса. И теперь сверху, сквозь топот бесконечных стоп, в доски палубы впивались лезвия мечей и измученных болью криков.

Путешествие из просто тревожного опыта превратилось в будущее воспоминание об открытиях, которые Эстер совершать не хотела, но была вынуждена. Это если выжить. А что, если нет? Ну, это еще ладно. Куда страшнее, если напасть случится с госпожой Анивией! Если наставница пропадет.

- Все это начинает походить на проклятие, - пробормотала Эстер и придвинула стульчик к двери, таким образом забаррикадировавшись внутри каюты, - Проклятие маленькой деревенщины, которая хотела учиться магии, но погубила всех, кто хотел ее натаскать...

Что же делать?

С одной единственной мыслью и без моральных сил девочка опустилась в постель и, накрывшись одеялом, прислушалась ко всему происходящему. Сперва - внутри. Но быстро передумала, когда поняла, что там не осталось уже почти ничего, кроме тревоги. Тогда девочка обратила восприятие наружу. Звон мечей. Нет. Чуть поближе. Тишина пока пустого коридора звучит уже лучше, однако заставляет насторожиться, растеряться окончательно. Еще. Ближе.

Запах. Тепло. Ткань одеяла жила еще ими - признаками недавнего пребывания в ее покое госпожи Анивии. Эстер вняла простым чувствам. Закрыла глаза. Очутилась... Как будто бы очутилась в ее руках. Руки Анивии любили Эстер, и Эстер любила их в ответ. И показалось на миг, как будто бы все приснилось. Как будто бы стоит набраться смелости и открыть глаза, чтобы проснуться у нее под боком, и желательно - в последние часы путешествия, собрать вещи вместе, одеться красиво и сойти с корабля на сушу. Забыть обо всех этих... Приключениях.

Уголок одеяла, который Эстер прижимала к лицу, отчего-то вдруг стал мокрым.

Что ты можешь...?

Отредактировано Эстер (20.10.2021 16:10:05)

+3

5

Её вдруг внезапно оторвало от земли, а веревка жгучим кнутом сплелась вокруг шеи, всё произошло так быстро, что капитан в первые секунды и не поняла, что случилось. Будто корабль взбунтовался и напал на захватчиков, а вернее на капитана пиратов.
"Магия! Чёрт бы её побрал..."
Женщина вцепилась пальцами в верёвку, пытаясь оттянуть её от своей шеи, но всё было бесполезно, треклятая вещь лишь сильнее затягивала свой узел, перекрывая кислород, от чего тут же начинало темнеть в глазах. Тело Октавии извивалось в нескольких сантиметрах от палубы, её клинок которым она несколько секунд назад убила капитана торгового судна, упал и остался лежать внизу. Октавия попыталась дотянуться до кинжала за поясом, но не успела, один из матросов её команды среагировал быстрее, перерезая проклятую веревку. Пиратка упала вниз, громко откашливаясь.
- Капитан! - к ней подбежал матрос, - капитан! Вы в порядке? - он, было, хотел поддать руку и помочь ей подняться, но Октавия лишь тряхнула головой и поднялась на ноги сама. Хотя в глаза всё еще мелькали тёмные пятна, и голова кружилась, она старалась придать себе уверенный вид.
- Кто? - голос после небольшого удушения отдавал хрипотцой, - кто это сделал? - о, она непременно должна увидеть этого смельчака и поганца, чтобы собственным клинком отрубить ему руки, дабы не смел больше колдовать.
- Ведьма, капитан! Вот она! - светловолосый пират, перехватил девушку, что колдовала, и со всей силы заломил ей руки за спину, удерживая так, чтобы та не смогла колдануть что-то еще.
Капитан подобрала лежащий на палубе окровавленный клинок, слегка повертела его в руках и наконец-то развернулась к ведьме.
Необычные светлые волосы, высокая фигура, серые глаза в которых сейчас казалось, разразился целый шторм... Октавия совсем уж не ожидала увидеть здесь молодую ведьмочку, с которой познакомилась не так давно. Однако, на лице капитана не отразились её эмоции, она взирала на Анивию чуть хмуро и серьезно.
- Вот значит как, - кажется, голос уже приходил в норму, - удивительно, казалось бы, Аварос такой большой, но не проходит и месяца как мы снова с тобой встретились.
Сейчас здесь воцарилась тишина, слышны были лишь волны, разбивающиеся о корабли, пираты столпились вокруг капитана и ведьмы, в ожидании интересного зрелища. Где-то в стороне находились и матросы торгового судна, уже без оружия, на коленях и связанные, они также ожидали своей участи.
- И что же мне стоит сделать с тобой? - вопрос прозвучал спокойно, он не был обращен ни к Анивии ни к кому либо еще, Октавия задала его сама себе, размышляя о том как поступить с той которой так не повезло оказаться на этом судне.
- Убить, ведьму! - послышался разъяренный голос Марти, он выскочил из толпы, держась рукой за левый глаз, - эта паскуда лишила меня глаза! Отрубим ей голову и сбросим в море!
- О как, уже успела и команду мою покалечить? Досадно, - цокнула капитан, она подошла ближе к девушке, направляя саблю прямиком на неё, - Досадно и то, что именно ты оказалась здесь, - женщина провела клинком по горлу ведьмы, чуть надавливая, но аккуратно, не оставляя царапин.
По-хорошему, она должна была убить её. Команда именно этого и ждёт. Но... Что-то её останавливало. Не хотелось. Во всяком случае, не сейчас.
Тишину прервал звучный голос матроса, - капитан! Я тут кое-кого нашёл, вряд ли она из команды, - Октавия обернулась и увидела, что матрос вёл под руку маленькую девчушку. И что удивительно она напоминала Анивию. Такая же светленькая, но глаза были голубыми.
Сестра? Дочь?
- Полагаю, она с тобой? - поинтересовалась Октавия, сделав пару шагов к матросу и девочке, - какая юная. И уже угодила к пиратам. Как жаль.
"Может, стоит убить её вместо ведьмы? И команда будет довольна и Анивия останется жива. Расстроится, непременно расстроится, но будет живая, и можно будет делать с ней всё что угодно."
- Октавия, - Ромео подошёл ближе к ней, - мы закончили. Всё ценное на нашем корабле. Можно убираться отсюда.
Капитан кивнула.
- Что ж, господа! И дамы, - женщина сделала небольшой поклон головы и усмехнулась в сторону Анивии и Эстер, - не обессудьте. Мы такие же матросы, как и вы, разве что, зарабатываем на жизнь немного иначе. Мы жаждем лишить вас благ земных, однако же, мы пощадим жизни тех, кто покорился нам.
- Всех пленников запереть в трюме! Этих, - Октавия подошла к Анивии, а затем указала на девчонку, - связать, да покрепче и бросить в трюм на Чёрном Призраке. И позволь я заберу это себе, - улыбнулась она вновь ведьме, забирая волшебную палочку из рук матроса, а затем направилась на свой корабль.

Отредактировано Октавия (24.10.2021 16:54:33)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

6

Довести начатое до конца ей не дали - кто-то из пиратов навалился сзади, обхватил за плечи, а потом так сжал запястье, что палочка сама собой выпала из пальцев.
- Пусти!!!
Анивия взвизгнула со злости, задергалась, силясь вырваться, и даже умудрилась лягнуть мерзавца. Тот охнул, но хватку не ослабил, более того, так заломил руку, что она задохнулась от боли, а из глаз брызнули слезы, казалось, еще чуть-чуть и хрустнут кости, а переломанные руки - пожалуй, главный страх для любой ведьмы или мага!
Обмякла, уже не пытаясь освободиться и сквозь пелену слез увидела высокий, крепкий силуэт, а услышав голос, вздрогнула и даже затрясла головой, надеясь стряхнуть кошмар. Этого просто не могло быть! Она ошиблась! Ведь уже прошло столько дней, конечно же, она просто перепутала! Но следующие слова мигом рассеяли жалкую надежду. Кое-как проморгавшись, Анивия уставилась на пиратского капитана и глухо прошипела.
- Ну, надо же! "Гильдия Героев"?! Скорее уж гильдия ублюдков и отребья!
Несомненно, благоразумнее всего было бы замолчать, но... казалось, внутри нее разразилась настоящая буря и утихомирить ее, совладать с захлестнувшими чувствами ну никак не получалось. Видеть Октавию и знать, что она совсем не та за кого себя выдавала, было отчего-то очень неприятно, обидно и горько, словно бы ее, Анивию, одурачили и предали. Хотя, кто ж виноват, что она поверила рассказам этой девки?! 
И капитан Матс... Нет, за несколько дней они не стали закадычными друзьями, но она прониклась искренней симпатией и уважением к спокойному, рассудительному и умному мужчине и его смерть стала неожиданно сильным и болезненным ударом.
- Ты его убила! Мразь! Да чтоб ты сдохла!!!
Ведьма дернулась в сторону Октавии, но, конечно же, гадкий пират был начеку и Анивия, глухо застонав не столько от боли, сколько от собственного бессилия, с досады и злости плюнула в капитана! Не попала, но, пожалуй, худшее оскорбление сложно представить, а тут ко всему прочему еще и вылез окривевший "благодаря" магии пират!...
И что же? Все вот так и закончится?! Ее просто прирежут, как поросенка на бойне? Ведьма, не в силах отвести взгляда от перемазанной кровью сабли, невольно сжалась, чувствуя, как по коже бегут мурашки, а сердце бухает, громко и гулко, словно кузнечный молот. Но... видимо, Октавия еще не наигралась - острое лезвие лишь слегка мазнуло по коже, даже не оставив царапины.
Или же нашла себе игрушку поинтереснее? При виде Эстер Анивия едва не застонала в голос и ей до нестерпимого сильно захотелось хорошенько побиться головой о ближайшую мачту! Какого лешего эта мелочь осталась на корабле?!
- Не смей! Слышишь?! - в глотке пересохло, и голос прозвучал совсем не грозно, тонко и не красиво, но, тем не менее, ведьма, упрямо подняв подбородок и не сводя с Октавии злого взгляда, пригрозила, - Только попробуй ее тронуть! Клянусь всеми богами - прокляну! Ты и твои прихвостни больше не найдете дорогу к берегу и будете шляться по морю, пока все не подохнете от голода!
Вот теперь-то ее точно убьют. Или от души посмеются - что им плененная ведьма? И тем неожиданнее прозвучал приказ Октавии. Это что, шутка? На кой ей сдалась такая "добыча"? Что их с Эстер ждет на пиратском корабле?
*****
Пиратский корабль. Узкая, деревянная лестница, ведущая в полутемный трюм, что теперь, благодаря богатой добыче с "торговца",  выглядел настоящим лабиринтом из мешков, тюков и ящиков. Воздух тяжелый и спертый, пропахший солью, рыбой, водорослями, прелой соломой и какой-то тухлятиной - где-то в трюме сдохла крыса?
- Устраивайтесь поудобнее, госпожа ведьма, чувствуйте себя, как дома, хехе.
Пират, молодой и темноволосый, с дурашливым поклоном распахнул тяжелую, с окошком забранным решеткой, дверь и впихнул ведьму с небольшую клетушку. Видимо, команда "Черного призрака" не брезговала брать и живой товар, раз устроили на своем корабле отдельные "апартаменты" для пленников? Продавали или получали выкуп? Правда, в этот раз отчего-то удовольствовались лишь парой ведьм, оставив куда более ценного торговца на "Змее".
В клетушке оказалось сумеречно - окон здесь не было, масляная лампа с толстым, заляпанным стеклом, подвешенная на крюк на стене едва-едва разгоняла темноту трюма, а со связанными руками нечего и думать о том, чтобы разжечь "светлячок".
Обстановка - более чем скромная: слой прелой соломы на полу, укрытый тощим одеялом да деревянное ведро в углу. Впрочем, глупо было бы надеяться, что и здесь их разместят в удобной и светлой каюте.
Одно хорошо: Эстер так же заперли в этой клетушке, и при виде ученицы у Анивии отлегло от сердца, ведьма тихонько, с явным облегчением, выдохнула.
Их не тронули. Пока еще не тронули. Просто связали, притащили на корабль и заперли. Даже тот пират, потерявший глаз и требовавший казни для ведьмы, ограничился лишь тем, что выдрал золотые заколки из волос (по ощущениям так с большей их частью!) да отобрал кулон и браслет. Что их удержало? Приказ капитана? Хотя, Октавия вроде бы не обещала для них защиты. Страх перед ведьмой? Все же далеко не все люди знают, сколь беззащитными оказываются маги и ведьмы, стоит лишь связать им руки. Или все дело в том, что разбойничья свора спешила убраться от ограбленного корабля и "знакомство" отложили на более поздний срок?
Анивия поморщилась - думать о том, что их ждет было неприятно и страшно. Кое-как устроившись на полу, ведьма, внимательно глядя на Эстер, хмуро поинтересовалась.
- Что в словах "открой портал и беги с корабля" тебе оказалось не понятно? Какого-такого лешего ты осталась?

Отредактировано Анивия Валиант (27.10.2021 04:19:46)

+3

7

У безмятежности есть привычка недосказывать. Не высказанная напрямую правда, как мыльный пузырь, кружит над ухом. Безмолвная красота. Легче, чем ветер. Гуще солнечного света на зубчиках расчески. Но граница между тем, что тянет пузырек молчания к земле, и лживым покоем, тоньше, чем кажется. И когда, рано или поздно, преграда изничтожена, легкий хлопок над ухом - не та чепуха, которой кажется. Чтоб поместить то, что вылилось из него в мир, обратно в пузырек, перед дуновением надо вдохнуть весь мир. Полной грудью. Но... Где тогда спрятаться сердцу? Опасть в низ живота? Провалиться до пяток? Стучать в висках? Жилкой на шее?

То, что гонит дрожь, по телу, что тянет пузырек к земле и заставляет лопнуть, разорваться в брызги - ужас. Чувство беспомощности.

Эстер смотрела вокруг себя. По сторонам. Голубой взор касался, потерянный, но нежный, лица Анивии. Застывал на ее губах, ожидая подсказки. Блуждал по сумраку корабельного трюма. Вонзался бессильным ветерком в неподвижное плетение канатов и веревок, ветвистые узоры пропитанных насквозь, где илом, а где и пылью, сетей. Ничто не двигалось. Она не могла ничего поделать. Совсем ничего. Даже бы и бесполезного. Прямо как тогда, несколько минут назад, когда встала из-под одеяла, отодвинула стул от двери дрожащими руками, что казались слабее обычного, и открыла дверь злому мужчине, что стучал и рычал в замочную скважину, прямо как пираты из сказок. Только сказки не такие страшные.

- Я...

Эстер проронила только вздох и полуслово, недостаточное, чтобы выразить хоть фракцию всех переживаний. Ее ротик застыл в форме маленького, кривоватого "о", и маленькая грудь, полная до боли, поднялась и застыла вместе с дыханием. А потом прерывисто, с рваным, почти плаксивым выдохом, опала.

- Ну...

Губы сжались в тонкую линию и задрожали.

Девочка хотела сказать - хотела, но могла ли? - столько всего! О том, как было страшно слушать грохот кулаков по дереву. О том, что еще никто не держал ее так грубо. Никто-никто в жизни - ни детвора, ни малышня, ни сердитый отец, ни старшие мальчики, ни барон Люнгеруд, ни мама, ни мастер Рахиль! Хотела сказать, что все это не ошибка. Не доразумение. И не просто так, от балды, будь, что будет. Нет, что что-то придумала. Только пока не поняла сама толком, что именно. Что надеялась выкрутиться. Что просто не могла оставить свою наставницу, великую ведьму из Дола, одну, пред лицом столь досадной напасти. О том, как долго пыталась убедить себя: медведь-то был куда страшней всех этих пиратов. Просто их много, а он один. А было бы медведей столько... И, в общем, смелая Эстер сладила с медведем. А значит, бежать, бросив госпожу Анивию одну, пред лицом... А, это уже было. В общем, Эстер додумалась и решила. Или это она настолько перепуталась, что сдалась? Короче, еще пока не совсем понятно! Вот. Но...

Но не сказала ничего.

Нет. Нет, нельзя совсем ничего. Если перед самой Анивией оправдаться нечем, то...  Надо сказать то, что услышит не она.

Эстер заговорила. Взмолилась. Тихо. Но не слишком.

- Госпожа Анивия, - глаза девочки сверкнули настоящей солью, горче, чем все моря, - Я же вам столько раз говорила. Вы ошиблись. Я не колдунья и не выходит у меня никаких волшебных порталов. Тот раз был недоразумением. Не я его сделала! Какой-то... Другой колдун. С той стороны портала. А когда меня увидал, решил просто не связываться и убежал. Даже закрыть за собой... Не изволил.

Слишком много выплакала. Горло саднит.
Нужно звучать твердо. Но не очень получается. Эстер напугана. До сих пор. И веревки эти... Совсем они не удобные. А ещё неудобно упирается между лопаток под платьем. Кое-что, что она припрятала. О чем пока говорить не будет. Неудобно, зато совсем незаметно.

- Простите, госпожа. Зато мы вместе.

Не зная пока, что еще сказать, Эстер повела плечами в попытке уложить локти в уголок поудобнее, и прижалась спиной к стене. К борту корабля. Кажется, она даже почувствовала, как жемчужная пена рассеченной волны полоснула по толстому слою дерева, с той, обратной стороны. Может, корабль просто корабль. Даже пиратский. Даже если тебя в нем убьют. Море страшное. Но в нем что-то есть такое, что делает из пиратов героев сказок. Несмотря на все мерзости, которые они творят с людьми, и смеют извиняться. Героев. Или всё-таки злодеев?

+3

8

- Октавия! – резкий и грубый голос Марти зазвучал за спиной, капитан еле слышно вздохнула, чувствуя, что пират неумолимо приближался к ней. Она развернулась в точности в тот момент, когда матрос оказался за её спиной, строгий взгляд и гордая осанка, Марти слегка отступил, но в глазах всё еще читался гнев.
- Капитан... мы должны убить эту ведьму! Какого чёрта эта девка осталась в живых, я... мы требуем крови! Она чуть не убила вас и оставила меня калекой! Зуб за зуб, капитан.
Октавия вскинула голову вверх, смиряя Марти властным взглядом, - мы? Ты уже обзавелся приспешниками? И кому же тут не по душе мои приказы, а!? - голос раздался громко и четко, разлетаясь по всему кораблю, так чтобы смог услышать каждый. Пираты замерли на своих местах, обращая свой взор на капитана и рыжего Марти, у которого теперь вместо глаза была отвратительная рана.
- Эта ведьма и её малявка, пленницы моего корабля. Я так решила и решения своего не изменю. Тебе ясно Марти? - Октавия угрожающе оскалилась, - А те, кому не нравятся мои решения, могут всегда поступить, так как велено в кодексе! Может быть, ты хочешь занять место капитана? - женщина сделала шаг в сторону матроса, - так, пожалуйста, ты всегда можешь вызвать меня на дуэль.
"А если духу не хватит, так устроить бунт. Только вот кто пойдет за тобой? Кто посмеет оспорить мою власть?"
За спиной Октавии как грозная туча появился Сильвер, неодобряюще глядя на Марти, - ты недоволен нашим капитаном? - прозвучал его тяжелый голос.
Несколько секунд на палубе была абсолютная тишина. Всё словно замерло. А затем Марти отвёл взгляд, сконфузился и негромко, покорно проговорил, - нет, старпом. У нас прекрасный капитан. Прошу меня простить, я просто погорячился, - мужчина извиняюще склонил голову перед Октавией.
Женщина кивнула, слегка смягчив взгляд, похлопала Марти по плечу.
- Я понимаю, ты имеешь права злиться, но поверь мне, она нужна нам живой. А сейчас сходи к Агате, твой глаз нужно обработать пока не началось заражение и возможно она сможет хоть немного залечить. Иди.
Капитан оглядела команду. - А сейчас живо по своим местам, морские крысы! Поднять паруса и держать курс прямиком домой!
Раздав команды, Октавия поспешила покинуть палубу, скрываясь в своей каюте.
• • •
Трюм. Тёмный, кажется, что вот вот и из тёмного угла наброситься жуткий монстр. Схватит и утащит в морскую бездну к самому дьяволу. Генри поежился. Никогда он не любил это место. Слишком мрачное. Тут всегда было много различных запахов, от специй до пота и крови. Зависело от того какой груз вёз Чёрный Призрак. Ценные товары или живой груз. А эти темницы в самом дальнем углу, где держали пленников, тоже не нравились Генри. Но так было нужно, он понимал. Куда как не в них отправлять тех, кого захватили пираты? За этими решетками были многие... и обычные люди и вельможи. И вот теперь ведьма. Самая настоящая ведьма с берега!
Светловолосый мальчишка возбужденно вздохнул и тихонечко зашагал к темницам. Ему было так любопытно. Интересно. Как эта ведьма выглядит? Она страшная, как в сказках? Горбатая и старая? И смех у неё зловещий?
"Хотя... если подумать. Агата совсем ведь не старуха, хоть и злая. А она тоже ведьма. Но она пиратская ведьма! А эта... эта другая."
Он аккуратно проскользнул в один из тёмных углов, скрываясь за огромными ящиками с только что взятой наживой и притаился, наблюдая в расщелину за двумя пленницами.
"Какие они... странные." Еще никогда Генри не видел такой необычный цвет волос. "Словно серебро".
• • •
Скинув камзол, Октавия тяжело вздохнула и потёрла переносицу. Этот абордаж её вымотал. Хотелось побыть в тишине и выпить рому. Кстати о последнем... Женщина прошлась к столу, безразлично оглядев бардак на нём из различных карт, заметок, книг и прочих мелочей. Выцепив взглядом бутылку, она радостно улыбнулась и, плюхнувшись на стул, взяла напиток и пригубила его прямиком из горла. Приятная алкогольная жидкость обожгла горло и теплом разлилась по телу. Прикрыв глаза, капитан, блаженно растянулась на стуле, стараясь ни о чем не думать и расслабиться. Но мысли то и дело возвращались к этой девчонке...
"Анивия. Как же так распорядилась судьба, что они вновь столкнулись? И совершенно не в лучших обстоятельствах... Была бы на её месте другая ведьма, пощадила бы я её?"
Капитан чуть нахмурилась и фыркнула, вновь отпивая ром из бутылки. "Совершенно не важно кто там был бы."
В дверь постучали. Октавия нехотя открыла глаза и разрешила войти в каюту. Гостем оказался Сильвер. Он прошёл к столу капитана и остановился, по его лицу было видно, что он чем-то встревожен, однако голос его звучал спокойно.
- Ведьма на корабле не к добру. Ты знаешь. К тому же, возможно эта вторая тоже ведьма. Две ведьмы... жди беды.
Октавия хмыкнула. Пираты всегда были народом суеверным. Но в некоторые приметы всё же Октавия не верила, считая их всего лишь... пустышками.
- Не будь так мрачен Сильвер. Ведьмы опасны, но только когда могут колдовать. А у наших, пленниц, надежно связаны руки и сидят они в темнице. К тому же, - женщина кинула на стол палочку, что отобрала у Анивии, - без этой вещицы, она точно не столь опасна.
- Зачем ты взяла их в плен? Марти может и не самый умный, но он возможно прав. Убили бы, да и черт с ними.
- Да, Марти, умом не блещет. Но ты то Сильвер! Никогда не был глупым. Разве не понимаешь? Ведьма может нам помочь. Приплывем на остров и встретимся с Диего.
- Диего... - мрачно отозвался Сильвер, - Октавия! Ты хочешь иметь с ним дело? Неужели... неужели ты про те слухи...
- Да, Сильвер, да! Ему нужна ведьма! И сильная! А Анивия как раз такой и является. Я видела, на что она способна. Она будет моим ключиком к тому, чтобы подобраться к этому плешивому псу поближе…
• • •
Генри слушал пленниц, затаив дыхание, пусть и не все фразы долетали до его ушей. Глядел на них, рассматривал, своим детским заинтересованным взором. И он бы просидел здесь еще чуточку дольше, но противная пыль попала в нос, заставляя юнгу громко чихнуть.
"Чёрт!"
Он потер нос рукой. А затем как ни в чем не бывало, словно бы только что пришел, вышел из темноты, направляясь к решеткам. Остановился в нескольких шагах и уставился на пленниц своими большими, лучезарными голубыми глазами. Поправил рубаху и бандану на голове, - кхм... - важно вздёрнул носик - приветствую на нашем корабле, - он посмотрел на девочку и улыбнулся ей.

Отредактировано Октавия (02.01.2022 14:52:37)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

9

Слушая Эстер, Анивия стиснула зубы, сдерживая досаду и слишком уж резкие слова, готовые сорваться с языка. Да, она учила малявку магии, зельеварению, показывала, как заговаривать амулеты и рассказывала о камнях, наверное, она стала для юной ведьмы не худшей наставницей, а за прошедший год, что они провели под одной крышей, Анивия даже успела привязаться к своей ученице, но... даже спустя столь долгий срок, она понятия не имела, как успокоить малявку, что, кажется, вот-вот сорвется в слезы.
Анивия шумно выдохнула, пододвинулась поближе к Эстер и, склонившись, потерлась щекой о светлую макушку, пытаясь ободрить и утешить.
- Тише. Не бойся. Это моя вина, что мы попались пиратам, нужно было создать портал и уходить, а я... я решила, что смогу помочь. Но мы обязательно выберемся, обещаю, - Анивия постаралась, чтобы голос прозвучал спокойно и уверенно. - Если не получится избавиться от веревок, то я предложу им денег и нас отпустят.- "Тебя так точно отпустят. Ты не сделала этим ублюдкам ничего плохого", - Анивия замолчала и поморщилась, вспомнив, как попыталась задушить Октавию. Интересно, если бы получилось, как бы оно все обернулось? Смогла бы команда торговца одержать победу? И какую теперь плату потребует пиратка? Глупо было бы надеяться, что Октавия "забудет" о том, что произошло на "Змее" сделает вид, что ничего и не было.
От нерадостных мыслей Анивию отвлек едва слышный шорох, она подняла голову, вглядываясь в царящую за пределами клетки темноту и пытаясь понять, что это за звук и откуда он идет?
- Ты слышишь? Что это шуршит? Крыса что ли? - ведьма подтянула ноги к груди, поежилась и сморщила нос - серых хвостатых тварей она терпеть не могла, но зная насколько бурная у малявки фантазия и желая отвлечь ее от их горестного положения, чуть-чуть насмешливо добавила. - Хотя, если это крыса, так можно попробовать уговорить ее перегрызть веревки. Ну а что? Вон, эльфы, говорят, умеют со всякой живностью ладить, а ведьмы чем хуже?
Словно в ответ на ее слова "крыса" громко и тонко чихнула и шмыгнула носом.
- Хм... нет, пожалуй, крысы так не чихают, - Анивия покачала головой и окликнула. - Выходи, хватит прятаться.
Мальчишка, худой, в лихо повязанной пиратской бандане, он был едва ли на пару лет старше Эстер. Анивия, глядя на юного разбойника чуть усмехнулась и негромко проворчала.
- Надо же какие пираты стали воспитанные, - вряд ли этот щенок был посланником от Октавии, но чего ради он явился в трюм? Поглазеть на добычу капитана? - Ну и зачем же ты к нам явился?

+3

10

Детям не нравятся истории, которые заканчиваются грустно и безнадежно. Эстер знала и судила об этом хотя бы по своим многочисленным братишкам и сестренкам, кому верно служила самой старшей, самой заботливой и внимательной сестрой. Они не хотели бы, чтобы история Эстер закончилась таким образом. Пусть лучше госпожа Анивия окажется права. Но если нет...

Эстер хотела бы, чтобы история закончилась хорошо хотя бы для ведьмы камней.

Почему все должно было так случиться? Почему однажды ночью жизнь Эстер оказалась под угрозой магических злоключений и навсегда переменилась? Почему встрече с наставницей суждено было закончиться так - исчезновением Рахиль? И почему путешествию с госпожой Анивией не быть просто путешествием? Эстер мысленно признавалась себе в том, во что перестала верить, что отбросила прочь, как недостойное новой жизни: необыкновенному, как и всему остальному, есть свой разумный предел. Ни одна из причин этого грандиозного мысленного поражения не могла ей понравиться. Каждая была достойна скорбного плача. Но Эстер не заплакала. Хотела бы, но ей не дали. Долгожданная близость госпожи Анивии почти перевернула корабль детской души мачтами в глубину катарсиса, что блаженным холодом переменчивых волн стер бы боль и оставил в слезах только освобождение.

В последний миг, в легком шаге от утопления в чувствах... Что-то сотрясло парус отчаяния чихом. Почуяв его, даже ветер тревоги притих, чтобы прислушаться.

- Ой, - Ойкнула Эстер и на всякий случай вжалась лицом в теплоту объятий, тем более что такой случай далек от всякого и случается не часто, а случайнее всего, - Как необычно. Я никогда не встречалась с корабельным грызуном.

Юная ведьма украдкой глядела по сторонам из колыбели нежных женских рук и изо всех сил моргала в темноту, ожидая худшего. Но слезы не сходили с ресниц. Первая и последняя застряла росинкой на холмике бледной щеки и была забыта. Остыла быстрее, чем распалилась вновь жажда познания. В огоньках светлых глаз веточками тлели ободряющие слова госпожи Анивии. Когда мальчик вышел на свет, костер девичьего любопытства всколыхнулся застенчивостью и засиял теплее.

Ярко. Но ярче...

- И вправду. Это совершенно точно не крыса, - печально хихикнула девочка, - Но может, всё-таки...

Невольная улыбка не позволила Эстер не согласиться с госпожой Анивией. По ту сторону клетки стоял вовсе не грызун. Признаться, Эстер, несмотря на вред и опасность, которые сулили стаи серых маленьких чудовищ, никогда не питала острой неприязни к крысам. И сколь бы не считала их симпатичными, все же никогда не встречала среди них красивых и вежливых мальчиков. Чувство, заставившее Эстер улыбнуться, напомнило ей о дружбе с бароном Люнгерудом. Ну, если бы тот был помоложе. Что странно. Что... Настораживает.

Эстер деловито кашлянула и приосанилась, выпрямилась. Поправила волосы, мотнув головой.

- Да! Что заставило? Ты разве не пират?

Прежде, чем обратиться к мальчику, поддакивая госпоже Анивии, Эстер постаралась скрыть печальную улыбку. И на мгновение у нее это получилось. Но только на мгновение. Короткий шанс забыться от тревоги в теплых руках наставницы и под взором мальчика, любопытного в обоих смыслах слова, оказался сильнее выдержки маленькой ведьмы.

- Или ты принес нам какие-то хорошие новости?

Эстер бросила на Анивию короткий взгляд, и, вспомнив ее слова, почему-то представила, как мальчик грызет путы, сковывающие руки ведьм. Эта воображаемая картина запутала и смутила девочку до красноты ушей.

Отредактировано Эстер (20.01.2022 14:14:00)

+2

11

Генри улыбнулся, шмыгнул носом и важно задрал подбородок, глядя своими голубыми глазами на двух пленниц. Не признаваться же им, в самом деле, что он просто пришёл поглядеть на "страшную" ведьму с берега! "Да и вообще... вовсе она не страшная. Не та, ни другая," - как-то даже огорчено подумал мальчишка, он то думал, увидеть тут настоящую баб ягу! "А это... пф... вон Агата точно такая же... только злее."
- Я вас караулю! Во! - важно произнес юнга, - сама капитан приказала!
Мальчишка взглядом скользнул по маленькой светловолосой девчушке, улыбнулся ей, печальный вид девчонки не скрылся от его глаз и, наверное, Генри где-то внутри понимал. Понимал её. Сидеть за решеткой далеко не счастливое удовольствие, к тому же за решеткой у пиратов. "Наверное, ей страшно."
- Не бойтесь, уверен, капитан не сделает с вами ничего плохого... - ему отчего-то захотелось успокоить их, поддержать, особенно эту маленькую необычную девочку с глазами, что само море.
Вообще-то он даже не представлял, какие именно у Октавии были планы на эту "добычу", возможно он сейчас им нагло врёт и их не ждёт участь счастливее, прежних узников Призрака.
- На самом деле Октавия не такая уж и плохая, ну-у-у.. может злить её не надо, а так... Я кстати, Генри! - наконец-то представился юнга и сделал неряшливый поклон, которому его обучил Ромео.

● ● ●
- Да во имя Олеандры, Сильвер! Нельзя позволить Диего исполнить свой чёртов план! Ты это сам прекрасно понимаешь, - женщина встала со стула, серьезно посмотрела на своего первого помощника, - Анивия нам нужна. И я доставлю её к Диего.
Старпом вздохнул. - Но нужно чтобы она сотрудничала с нами, а я не уверен в том, что она этого желает.
- Пока что, - капитан махнула рукой, - время еще есть, если судьба нам благоволит, то у меня удастся её уговорить, а если нет... - капитан сжала губы.
- Избавимся от них. Ведьмы сулят лишь несчастья - хмуро отозвался Сильвер.
Октавия усмехнулась, - ты это только Агате не скажи, а то точно словишь несчастье, - Сильвер фыркнул, но ничего не ответил.
- К тому же, как раз Агата, возможно и сможет нам помочь... Ладно, Сильвер, как говорится, утро вечера мудренее. Отдай приказ и проследи, пусть по одному дежурят возле них. Руки у них связаны, но лучше перестраховаться, нельзя чтобы столь ценный груз от нас удрал. Они наш ключик к Диего, Сильвер, запомни, - капитан сурово поглядела на старпома, тот понимающе кивнул и вышел из каюты.
Тем временем уже наступал поздний вечер. 

● ● ●
- А потом я ка-а-а-ак напрыгну на него и поймаю! - Генри исполнил виртуозный прыжок и весело засмеялся, он рассказывал свою историю о том как храбро расправился с коварным котом, что пробрался в одном из порту на корабль и нагло  воровал у Нестера (кока корабля) рыбу.
Послышались шаги. Генри встрепенулся.
- Ой, кажется кто-то идет...
Это оказался Ромео, он снова шутливо склонился в поклоне перед дамами, как делал это раньше когда был дворянином и улыбнулся своей смазливой слегка хитрой улыбкой, - еще раз приветствую прелестницы! Ну как вы тут? Обжились? Понимаю, хоромы далеко не царские, но какие уж есть, - он засмеялся, а затем обратился к юнге, - Генри, Генри, Генри... - мужчина укоризненно покачал головой, - ты, что же тут целый день торчишь? А как же обязанности, юнга? Хочешь, чтобы Сильвер прознал, что ты тут отлыниваешь от работы? Ну-ка бегом наверх! 
- А... ой! Нет! Я уже бегу... - мальчишка дёрнулся было на палубу, но потом повернулся к Эстер, подмигнул ей, улыбнувшись, пообещал, что еще придет и умчался скорее наверх, пока старпом и вправду не заметил, что он весь день проторчал в трюме.

● ● ●
Проснувшись на следующее утро, Октавия сразу же отправилась в трюм, к пленницам.
- Ну что, красавицы, как спалось? - прозвучал громкий голос капитана в темноте трюма, - надеюсь, кошмары не мучали?
Женщина улыбнулась.
- У меня есть к тебе предложение, Анивия, от которого ты точно не откажешься. Побеседуем? - вопрос был скорее риторический и для привлечения внимания, потому что не зависимо от ответа ведьмы, капитан продолжила, - видишь ли, так уж сложились обстоятельства, что мне понадобился тот кто обладает магией. А тут так хорошо подвернулась ты, - женщина сделала пару шагов к решетке и ухмыльнулась. - Я предлагаю тебе сделку, Анивия. Ваша жизнь в обмен на помощь мне. И я бы не советовала отказываться, пташка, вздёрнуть вас на рее я могу в любой момент, к тому же, некоторые из команды всё еще не довольны, что ты осталась жива. Ах, и да, сделка обязательно будет заключена магией, так надежнее, - она вновь нагло улыбнулась, - вдруг птичка захочет улететь.

Отредактировано Октавия (06.01.2022 21:07:44)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

12

- Ну да, ну да, - Анивия согласно покивала, слушая рассуждения мальчишки, – Октавия просто замечательная… подумаешь, обманывает, грабит чужие корабли и убивает хороших людей, ерунда какая! Мелочь! Даже и не стоит внимания!
Ведьма понимала, что срывать злость на юнге глупо, более того, сейчас от щенка была польза и не малая - по-крайней мере его болтовня займет Эстер. Но сдержать резкие слова было ох, как трудно! А при мысли о убитых матросах со "Змея" и капитане Матсе стало до невозможного больно и горько. Анивия, больше не слушая мальчишку, закрыла глаза, привалилась спиной к стене и мысленно рявкнула. "Замолчи! Поскулить можно будет и потом, на берегу, а сейчас думай, как отсюда выбраться!"
- Да чтоб тебя! – ругнулась ведьма, когда в трюме появился уже знакомый пират и отвлек от размышлений. А ведь она уже почти-почти придумала план спасения! Пожалуй, если б он скромненько притулился где-то в уголочке, она бы и слова не сказала! Так нет же! Мало того, что прогнал щенка, так еще и устроился рядом с решеткой и отчего-то очень уж желал пообщаться с пленницами. Может, ему было страшно и неуютно в темном трюме рядом с ведьмами? Вот и пытался отвлечься разговорами? Мысль позабавила и Анивия, тихо фыркнув себе под нос, ворчливо добавила. - Надо же, никогда бы не подумала, что окажусь в роли мартышки в клетке! И чего вас всех сюда так тянет? Ведьм что ли никогда не видели?
Несколько минут Анивия разглядывала охранника и… не могла отделаться от ощущения неправильности, этого смазливого красавчика легко было представить где-нибудь в столице, в кружении богатеньких девиц, на пиратском корабле он слишком уж выделялся, выглядел белой вороной, и ведьма, чуть подумав, решила все же рискнуть.
- Ты не похож на остальных пиратов, да и с учтивыми манерами эта шваль редко знакома. Как ты оказался на "Призраке"?
Заметив, что пират ее слушает, Анивия поднялась на ноги, приникла к решетке и торопливо, боясь, что кто-то еще явится в трюм и помешает беседе, продолжила.
- Зачем ты здесь? Неужели тебе по нраву гоняться за кораблями? И окончить жизнь на виселице, если однажды не повезет? Это ли предел твоих мечтаний? Что вы взяли с торговца? Ткани? Вино? Или пряности? А какая твоя доля в добыче? Одна десятая? Меньше? Я дам тебе гораздо больше. У меня есть камни, что стоят дороже, чем весь ваш корабль, столько тебе не заработать и за сотню лет пиратства! Помоги нам, просто принеси нож, и я заплачу, ты сможешь купить дом, открыть свое дело, начать новую жизнь без всей этой грязи! Просто помоги нам!
*****
В трюме не было окон и пленницам оставалось лишь гадать о времени суток. Но, помня о привычке большинства людей просыпаться с рассветом, Анивия предположила, что ночь подошла к концу и наступило утро. Ведьма мрачно зыркнула на явившуюся пиратку, демонстративно зевнула и глухо, с явным сарказмом проворчала.
- О, прекрасно! Сено мягкое, воздух свежий и даже клопов тут не особо много. Одно плохо – руки затекли. Может развяжешь?
Наверное, Октавия нарочно отложила разговор и оставила их на ночь в трюме, чтоб обдумали свое положение, прониклись всем ужасом сложившейся ситуации и стали сговорчивее. Наверняка, с обычными, человеческими девками такой номер вполне бы сработал, но с ведьмами… Да, вчера, Анивии было горько и страшно. В отчаянии она даже попыталась заручиться помощью одного из пиратов и верно, без лишних раздумий согласилась бы на предложение Октавии.
Вчера.
Но за бесконечно-долгую ночь Анивия сумела совладать с тяжелыми мыслями и эмоциями и теперь была не настроена на переговоры и заключение сделки. Более того, в рукаве ведьмы имелся один козырь о котором Октавия не знала, но он вполне мог обеспечить им свободу – ковен Черной звезды.
- Ты кажется до сих пор не поняла с кем связалась. – Анивия одарила Октавию злым взглядом, а потом сумела-таки подняться на ноги (хотя со связанными руками это было весьма непросто) и шагнула к решетке. – Слышала ли ты о ковене Черной звезды? О самых сильных ведьмах Авароса? Я одна из тех ведьм. Да, ты забрала палочку, связала мне руки и даже можешь повесить меня на рее на потеху твоим шавкам, но… пока вам хватало удачи на то, чтоб не попасться охотника за головами и королевскому флоту, но сумеете ли вы укрыться от ведьм? Ты имела глупость отпустить "Змея", оставить команду в живых, а когда они доберутся до берега… коль скоро весть о моем пленении дойдет до Ведьминого дола, до ковена? Две недели? Три? За мою смерть ты и твои прихвостни заплатите очень дорого. – Ведьма глядя в глаза Октавии, потребовала. - Лучше развяжи мне руки, верни палочку и позволь нам уйти с корабля. Я не стану мстить ни за смерть капитана Матса, ни за наше пленение.

+3

13

Поначалу Эстер сомневалась. Глядела то на мальчонку, увлеченного добрыми заверениями и захватывающими рассказами, то на наставницу. Думала: стоит ли горевать, следуя ее примеру? Может, следует возмутиться? Повести себя по примеру взрослой - нарычать, наговорить, навозмущаться? Конечно, в случае, если и так, заставлять глаза притворно слезиться через силу не пришлось бы. В конце концов, не только Анивию похитили, связали, заключили в насильственный плен! Даже пусть сама Эстер сдалась сугубо добровольно. Вот только хмуриться и всамделишно бранить другого ребенка не по делу не входило в ее привычки справедливой и заботливой старшей сестры. Было ли дело в слабости Эстер перед другими детьми, и не обязательно младшими, или в умении мальчугана отвести душу, реакция госпожи Анивии брала девочку за живое. Подумав немного, а между делом и послушав Генри, Эстер решила для себя, что Анивия очень расстроена, напугана и взволнована таким подарком судьбы. Ну, еще бы! А раз взрослые хватаются за головы, что полагается сделать ребенку? Правильно! Не мешать. Не впутываться ни в какие споры. И, как старшая сестра, сделать вид, для младших, что все хорошо. Только вот никаких младших тут и нет. Кроме... А госпожа Анивия сойдёт за младшую? Если ей об этом не рассказывать во всех подробностях - Пусть. Если ей это хоть немного поможет. Ведь сама Анивия, как бы когда ни ворчала, как бы ни была недовольна, всегда-всегда все делала, чтобы Эстер выручить. А сегодня в особенности. Простила глупый проступок. Утешила. И даже, помнится, поцеловала. По-настоящему.

Вот ведь странно, подумалось Эстер, как оно бывает. Что значительными в пору отчаяния кажутся даже самые тусклые проблески надежды. Или даже никак никого не способные уберечь от беды проявления привязанности. Конечно, девочка хотела ласки от женщины, которая ее воспитывала, как и всякий ребенок. И все же, расскажи кто заранее, что с ними случится, и какими мелочами, подобно зимней птице на лежалом зерне, будет перебиваться она в горе, Эстер барзул кнурлар бы поверила! Наверное, возразила бы, мол, не стала бы время на болтовню с мальчишками тратить, в клетке-то, да еще и связанная, на пиратском корабле! Точно взялась бы план придумывать. Вот только планировать поздно. Остается только располагать имеющимися горестями. К тому же, какой-никакой кусочек плана у юной ведьмы, прямо как у взрослой, под платьем-то и припрятан. Так надёжно, что даже сама наставница не знает. Вот тебе и все причины перестать канючить: Госпожа Анивия рядом и тоже нуждается в поддержке, мальчик вроде хороший, насколько может быть хорошим пират, наверное, и между лопаток двусмысленно почесывается. Аж терпеть приятно, если не считать искорки коликов в кончиках пальцев. Это потому что крепко и неудобно. Немеют. Пошевелиться в тягость с веревками этими.

Так и было решено. Не ныть, чтоб наставницу не кручинить еще больше. Пусть она посидит, подумает себе свои мысли, очень важные, да послушает. Может, ей этот детский бубнеж поможет - это уж Эстер рассудила по себе, и стала потихоньку Генри подыгрывать, не шумя особливо. Где чего спросить, когда о чем свое слово вставить. Так и продолжалось, пока их не прервали. На прощание Эстер улыбнулась мальчику совсем не притворно. Смущение прошло и душа мало-мальски успокоилась. Перед сном предстояло выслушать отчаяние Госпожи. Выслушать и перенести. Хоть и старалась держаться бодрячком, а все равно, слушая, как она срывается, Эстер чуть было сама не всплакнула. Через силу глотала горечь, а потом, когда ведьм оставили наедине с эхом всего сказанного, тешилась воспоминаниями о хорошем. Вздрагивала, пугаясь наступающей вместе с кошмарным мороком дремы. Снов не приснилось. Эстер чувствовала только теплое плечо Анивии под своей щекой. И как оно иногда становилось прохладным от влаги упущенной слезы. А доски скрипели так сочувственно, печально, когда корабль кренили волны, как колыбель. Редкие отзвуки шагов несли сквозь сон непрерывное ожидание то ли чуда, то ли конца всего путешествия. Цветные круги перед глазами, обычно яркие, казались теперь серыми, липкими. Вместо картинок скомканные, со скрипом на зубах, глиняные колобки. Гончарный круг ночных видений вмерз в лед вездесущего ужаса, и Эстер прижималась к Анивии посильнее, чтобы их общим теплом, пока не наступит пора вновь открыть глаза, растопить уснувшие под снегом надежды.

Просыпаться было все равно зябко. Болели плечи и спина. И даже, совсем немного, шея. Однако, отчего-то, сквозь ноющую боль ощущалась бодрость. Как будто бы Эстер не спала так долго, что вечность в полу-скрюченном состоянии сошла за хороший послеобледенный сон в тени любимого ветвистого великана, что стоял на берегу реки неподалеку от дома Госпожи Анивии. Ах, первоисточник всех самых свежих интересных воспоминаний! Как жаль, что его удаленность столь отрезвляюще жестока. Наверное, подумала Эстер еще раз, досадно это - трезветь, даже и не отведав сладкого вина из запретных запасов наставницы. Если спастись таки удастся, следует уговорить Госпожу Анивию хоть на пару глотков вместе. Но не забыть легенду. Вино Эстер терпеть ненавидит, а уговор - дело торжественного случая, а никакой не потаенной страсти к этому пьянящему напитку. Нет-нет, он только для наставниц.
Вот бы тот торжественный случай и вправду... Случился.

Пока не время.
Эстер открыла глаза. Потом, кое-как, без помощи связанных рук, - всё-таки, следовало хоть о том пиратов упросить, - поднялась, оглядела себя. Картина не впечатлила. Всюду торчала солома. Кое-где, местами, желтовато-серые тростинки нашли себе проход в нити любимого платья. А взъерошенные беспокойной возней волосы и вовсе, на первый взгляд, от этой самой спальной соломы не отличались. На всякий случай Эстер покачала головой, проверяя, не ощутит ли вес крысы. Ведь та могла запросто все перепутать. Не перепутала. Этот облегчающий душу факт, впрочем, никак не убедил Эстер: свой вид она представила удручающе непрезентабельным и тяжело, протяжно вздохнула. Взгляд на Анивию дополнил картинку. Да. Вот такая же со стороны и Эстер.

Минуточку. А чего вообще волноваться о внешнем виде? Эстер мысленно себя приструнила. Ишь, какая забывчивая, мол. Тебя, быть может, убивать везут. На остров... Остров убийств. Если есть такой. А ты думаешь, как бы из карманца гребешок вытянуть. Хотя, так-то, может, оно и к лучшему. Ведь чего из карманца не вытянуть, так это спасения от безвременного конца.

Поесть бы. Попить бы. Поспать - не сильно надо. А еще бы в кустики. Вот какой недостачи корабельных будней Эстер точно никогда не принять, так это безответных вопросов утренней рутины, да всего этого окружающего ее да наставницу пиратского шалопайства. И только Эстер стала оглядываться в поисках Генри, как увидела и услышала ту, кто всем видом просил чистосердечного брюзжания. Пока Эстер оглядывала завороженно и притворно-невпечатленно эту самую так называемую Октавию, Госпожа Анивия вступилась первой. Ее рвение привычно завораживало!

Когда наставница подвела итоговую черту вдохновленной недоброй словесной тирады, Эстер тоже позволила себе вступить. Коротко, чувственно, но с достоинством. Девочка придвинулась поближе к решетке, как к краю импровизированной сцены бродячего театра, задрала носик, закрыла глаза и провозгласила:

- Я полностью поддерживаю сказанное госпожой Анивией и готова поддержать ее решение всей полнотой своей личной ответственности. Кроме того, я хоть и не вашего благородного складу, госпожа и госпожа, но заверяю обеих: вчерашний этикет... - девочка наморщила носик, - Попахивает. Коли вам так что-то нужно, пирачья барыня, драку развязывать - мильвертон. А уж смертоубийства и вовсе никому не к лицу. Даже последнему негодяю.

Губы девочки дрогнули улыбкой. Одновременно признак нервозности, испуга и странного веселья. Что-то вроде счета, сколько раз горбом ударишься и тормашками воротишься, пока докатишься до дна оврага с крапивой. Эстер постаралась не подать виду. Да так и застыла. Хорошо бы еще не получить подзатыльник от Анивии.
Вот он. В любую секунду... В любую секунду...?

Отредактировано Эстер (21.01.2022 15:15:25)

+3

14

- Ах, жизнь так непредсказуема, - улыбнулся Ромео, усаживаясь на одну из бочек, - ты права, с манерами тут немногие знакомы, но лишь от того, что эти самые манеры им и ни к чему в жизни. Они настоящие морские волки, думаешь, тут в море есть дело до учтивых манер и напыщенных фраз? Многие из ребят уже родились под знаком пиратства, мне же повезло... хотя тут как посмотреть, я не всегда вел такую жизнь. Было время, я был обычным гражданином королевства, но как я уже говорил, жизнь столь непредсказуема, вот мне и посчастливилось попасть в пираты.
Ромео ухмыльнулся, выслушивая столь оживленную речь беловолосой ведьмы, - ну что же ты красавица, моя жизнь вполне меня устраивает. Если мой удел кончить на виселице или погибнуть в пучине морской, то так тому и быть. Значит такова судьба. Зато я умру свободным человеком - он подмигнул девушке и сладко улыбнулся, - да мерзавцем, но что поделать, каждый из нас не без греха. И вот тебе совет, красавица, свои пылкие речи оставь при себе, они пахнут бунтом. Пойдет ли кто-то на предательство ради нескольких драгоценных камней и ведьмы, что едва не убила их капитана?
Он хмыкнул, а затем одарил улыбкой маленькую девчушку.
- А Генри тебе понравился, а? Хорош малец! Такой юный, но работает на корабле не хуже взрослого, думается мне, что ты ему тоже приглянулась, - он подмигнул девчушке.
Пробыл с ведьмами еще какое-то время, а затем покинул их, оставляя в темноте трюма.

● ● ●

Октавия выслушивала Анивию с улыбкой, нет, она знала, что эта девушка так просто не согласиться на предложение, она знала, что это не обычная трусливая девчонка или какая-то напуганная барышня. Ей и не нужна была такая, она нуждалась в сильной ведьме, что тверда духом. "Удастся ли её уговорить?" Вот что волновало капитана. "Жаль будет лишать жизни столь одаренную особу."
- Ммм.. ах, да. Что-то такое припоминаю... тринадцать ведьм и всё такое... - женщина наиграно вздохнула, - вот жалость то если найдут всего лишь твой хладный труп. Искать то они тебя будут не скоро, а вот "прогулка по доске" может ожидать тебя уже через пару минут. Не уверена, что холодная, морская вода тебе понравится, имей виду, что суши поблизости нет. И как думаешь, акулы приплывут раньше или спасательный корабль, м? -  Октавия улыбнулась, она явно издевалась и ей это нравилось.
- Две - три недели? - женщина негромко засмеялась, - да всего через несколько дней мы уже будем на свободных островах! Пока эти шавки короля выберутся из своего трюма пройдет много времени, в том месте не так часто ходят суда, а уж тем более королевский флот. Думаешь, они смогут найти тебя? Посмеют сунуться в самое логово пиратов? Ох, ну как бы, не хотелось тебе выбраться отсюда, у тебя лишь один выход Анивия, это пойти на сделку со мной. Поверь мне, это лучшее предложение, которое может быть. Да и что тебе этот капитан Матс? Он что был твоим любовником? Пташка, мужчины явно не достойны твоей красоты, так что прекращай оплакивать того кто уже отдал свои концы. Он умер в море и в сражении, так как и полагается умереть капитану.
Октавия взглянула сначала на Анивию, а затем на Эстер.
- У вас отсюда два пути. В море или с нами на острова, а после и домой, - теперь её голос прозвучал более холодно и строго.
- А ты у нас что, голос совести? - обратилась она уже только к Эстер, - прости, малышка, но с такими речами только в церкви выступать, а не на пиратском корабле.
Женщина присела на бочку, серьезно поглядела на двух пленниц.
- Послушайте, да, наша встреча оказалась, не столь приятной, мне даже жаль, Анивия, что я не останусь в твоей памяти простым героем гильдии. К сожалению или нет, но по воле судьбы вы оказались на том корабле, может случайно, а может, и нет. Мне нужна лишь помощь, взамен на вашу свободу. Цена не так высока, как кажется. Разве я дала тебе усомниться в себе, Анивия, в том подземном городе?
Корабль начало сильнее покачивать из стороны в сторону, доски заскрипели, а наверху послышались быстрые шаги матросов.
"Начинается шторм."
P|S: Свободные острова - это я так назвала, место, где обитает все пиратское сборище.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

15

Анивия сверху вниз посмотрела на ученицу – можно было шикнуть на нее, заставить замолчать, пусть бы забилась в угол и не смела открывать рот, пока их с Октавией разговор не будет окончен. Но… пожалуй, меньше всего Анивии хотелось, чтобы Эстер выросла тихой, послушной и покорной, такой характер хорош для селянских девок, не для ведьмы!
Глядя на ученицу, Анивия одобрительно кивнула.
- Правильно, Эстер. Уж что-что, а трястись от страха перед всякими – взгляд на Октавию и усмешка, - "пирачьими барынями" ведьмам точно не с руки!
Впрочем, усмешка почти сразу же погасла, на замечание о красоте и мужчинах Анивия чуть нахмурилась и глухо, озадаченно хмыкнула – проведя детство и юность в борделе, она знала, что вкусы и пристрастия некоторых дам весьма отличаются от привычных большинству людей. Что же это, Октавия из их числа? Впрочем, сейчас едва ли стоило заострять внимание на этом. Ведьма отрицательно качнула белой, растрепанной головой и недовольно передернула плечами.
- Разве только по любовникам можно скорбеть? Нет, капитан Маст не был мне любовником, но он был хорошим и честным человеком, это так уж мало, чтобы сожалеть о нем и желать смерти его убийце?
Сказать по правде, вести беседы не было никакого желания, а хотелось пнуть решетку, послать пиратку ко всем демонам и вернуться на соломенный лежак. Но, Октавия, сама того не зная, сумела нащупать главный страх ведьмы – вода. Конечно, смерть на рее вряд ли приятнее утопления, но все же, даже просто от мысли о воде Анивии стало не по себе. А еще оставалась Эстер – может быть Октавии просто не пришло на ум, что можно пригрозить "знакомством" с реей или прогулкой по доске не ей, а Эстер? Или оставила малявку "на сладкое"? На случай, если ведьма продолжит упрямиться?
- Как же мало ты знаешь о магии. - Анивия постаралась не выказать своего смятения и страха, не сводя с противницы взгляда, кривовато улыбнулась. - Может быть, весть и правда дойдет до ковена, когда меня уже не станет, но как думаешь, что произойдёт на пиратских островах, если вся ваша команда окажется больной? Если вы все с головы до ног покроетесь отвратительными, жутко зудящими коростами?  Или вдруг начнете кашлять да так, что легкие будут выпадать из глотки кусками? Верно на Свободных островах вас убьют ваши "товарищи по ремеслу", а "Черный призрак" сожгут, на всякий случай. Кто ж поймет, что это не просто болезнь, а ведьминское проклятие? Да если кто и сообразит, думаешь найдутся желающие избавить вас от такого наказания? Кто-то решится помочь и пойти против ковена, видя, что ведьмы сотворили с вами?
Анивия ничуть не сомневалась, что месть ведьмовского ковена будет жуткой, даже показательной, просто потому что уважение и власть держится не только на благих делах и помощи, но и на страхе. Вот только… какой в этом толк? Умирать ей совсем не хотелось и даже мысль о том, что пиратов настигнет справедливая расплата служила слабым утешением.
Чуть помолчав, тяжело вздохнула и хмуро глядя на пиратку, все же поинтересовалась.
- Зачем тебе нужна ведьма, Октавия? Уж явно не для того, чтобы гнать ветер в паруса, для этого сгодится любая дурочка, мало-мало обученная магии. Что ты задумала?

+2

16

Эстер впервые за все время пребывания в пиратском заключении всерьез пожалела о том, что руки у нее связаны. Будучи сама по себе девочкой умной и не капризной, юная ведьма видела себя сговорчивой особой во множественном разнообразии самых немыслимых обстоятельств. Но то, как вела себя Октавия по отношению к наставнице, заставило Эстер пожелать протеста еще больше. Ох, будь руки у нее развязаны, Эстер бы... Эстер бы ими так всплеснула! Так выразительно, что любая пирачья барышня сразу и без лишних слов поняла бы все, что Эстер думает. И об угрозах жизни госпожи Анивии, и о странных... Этих... Инсинуа... Инснус.. нуациях! Ну, про любовнические отношения с почившим капитаном.

Ах, почившим? Сердечко у Эстер утонуло в осознании этой ранее упущенной детали и вздрогнуло в холодной глубине скорби - такая же отзывалась голодным рокотом по ту сторону деревянной корзинки корабельного борта.
- Покойтесь с миром, - подумалось мимолетно, и белесые брови так сильно нахмурились, что Эстер ощутила у себя на лбу сердитую морщинку. И постаралась поскорее от нее избавиться, сосредоточившись на разговоре. Тем более, что госпожа Анивия не стала ее ругать или причитать об уважении или излишней болтливости. Такой удивительный поворот приободрил Эстер.

- А я, может, - мотнула она тогда толстой серебряной косой, - И голос совести! И голос...

Девочку перебил снова рокот. Но то бушевал не надвигающийся шторм, о нет. А что-то пониже груди. Чуть ниже сдавленного скорбью и обидой сердца.
Желудок. Это он бурчал. Почти буквально. Если прислушаться, можно было разобрать в его волнениях отчётливое "бублик".

Эстер понурила светлый взор и стала тише.

- И голос сытости. В церкви, знаете кормят хотя бы, если задерживают. И не пугают до пердечного сриступа.

Тогда девочка сложила руки на груди... Ой, нет, не сложила. Проклятая веревка. Не мешала почти - подумаешь, руки затекли! - а тут вдруг стала такой досадно занудливой неприятностью! Язык тела, застрявший не в том горле.

- И уж тем более не связывают тех, от кого ждут помощи. И кого уверяют, - личико девочки исказилось гримасой саркастической насмешки, - В своей благонадежности! Вот, кстати. Я закончила. Прошу прощения, что прервала.

Напоследок Эстер приосанилась, поерзала неусидчиво на коленках по соломе, и... Едва заметно улыбнулась. Человеку самоуверенному в своем умении читать людские лица при виде сей улыбки пришла бы на ум мысль, что сказанное прозвучало не вусмерть всерьез, а так, полу-шутя. Или то было самодовольство юной упрямицы? Так или иначе, Эстер повернулась к наставнице носом, а к пирачьей атаманше ухом. Так она могла уловить все детали дальнейшего разговора.

Из него, кстати, Эстер выяснила и еше одну удивительную деталь: судя по всему, госпожа Анивия и вежливая злодейка по ту сторону были уже давненько знакомы. В потрепанном канате, который Октавия и Анивия тянули друг на друга, узнавалось теперь некогда общее, одно на двоих, одеяло. Однако, насколько холодна была ночь, от которой оно уберегло этих двоих в прошлом, девочка еще не понимала. Но очень уж хотела бы понять! И, раз уж существенного веса в принятии окончательного решения слова Эстер не имели, девочке оставалось только увлечься догадками. Ее фантазия превратилась в бурный приключенческий роман, полный интриги и негаданно родившихся чувств и привязанностей. Проблеск любопытства озарял внимательный детский взор.

+2

17

- Ну извини, малышка, мы всё же не церковь, благочестивой совести у нас нет. Но мы обязательно вас накормим, если твоя гордая наставница согласится мне помочь, - она улыбнулась Эстер и перевела взгляд на Анивию. - Я, пожалуй, всё же рискну испытать судьбу, что ж, если мне и моей команде суждено погибнуть от проклятий каких-то девок, значит, таков наш конец. Но зачем гибнуть и тебе и твоей ученице?
Капитан чуть помолчала, обдумывая свои следующие слова, теперь она может посвятить Анивию в свои планы. Момент как никогда подходящий.
- Диего, один из пиратских капитанов, больше известный как Черная Смерть, ищет ведьму с сильными способностями. За это назначена большая награда. Очень большая. Обычно пираты более скупы и не любят расставаться со своими сокровищами, а тут такая щедрость, - презрительно скривилась девушка, показывая своё отношение к данному капитану. - Ходят слухи, что он задумал найти некий артефакт, что обладает большой мощью. И если это правда... - девушка сжала кулаки, - я не позволю чтобы это случилось. Она обратила свой взор на Анивию, не было уже ни усмешек, ни веселых искр в глазах, она глядела на неё серьезно. - Поэтому мне и нужна ты. Я видела твою магию, Анивия, знаю, на что ты способна. Ты подойдешь для того, чтобы втереться в доверие к Диего, так мы сможем узнать больше о его планах и не дать им свершиться. Октавия встала с бочки и подошла чуть ближе к решетке, посмотрев на обеих пленниц. - Понимаю, вы можете не верить в мои благие намерения, я и не совру, сказав, что благородство у меня не в крови, но нельзя допустить, чтобы Диего заполучил силу и власть. И если вы слышали слухи о нём, то понимаете, почему.
В этот момент корабль сильно качнуло в сторону, от неожиданности и сильного толчка, Октавия не удержалась на месте и врезалась боком в ближайшие ящики.
- Дьявол! - выругалась пиратка, а корабль продолжало качать из стороны в сторону всё больше и больше.
- Капитан! - это объявился Ромео, весь промокший словно бы окунулся в морскую пучину, - капитан, шторм! И довольно сильный.

Небо заволокло тяжелыми тучами, ни единого просвета солнца, ветер усилился, да так, что корабль швыряло на волны, словно маленькую муху. - Сильвер! Почему до сих пор не спустили паруса!?
- Этот шторм нагрянул так внезапно...
Капитан нахмурилась. Да, погода была самой обычной, а перед штормом всегда приходит затишье. Они и вправду не ждали такой беды, но теперь они были в западне, из которой им предстоит выбраться.
- Спустить паруса! А то нас перевернет к чертовой матери!
Октавия направилась на мостик, вставая у руля, пытаясь удержать корабль на плаву. Матросы суетливо бегали по палубе, каждый знал, что ему нужно было делать, и каждый знал, что любая ошибка может привести к гибели всего корабля. А волны тем временем становились всё больше и больше, а сверху на них еще и обрушился ливень. Капитан крепче ухватилась за руль.  "Черный Призрак - моя крепость и мой дом." Она не отдаст этот корабль и его команду на погибель морскому дьяволу.
Когда паруса были спущены, стало немного безопаснее, теперь корабль не зависел от бушующего ветра, но волны, надвигающиеся на них стеной и со всей силы, разбивающиеся о корпус, не давали расслабиться. Теперь все звуки казались приглушенными и были слышны лишь волны, ветер и дождь.

Так они плыли уже несколько часов, а шторм и не думал прекращаться, казалось наоборот, что он становится лишь сильнее. - Я повидал много штормов, но этот... - к ней подошёл Сильвер, - на моей памяти не было еще такого. Мы плывём уже много времени, а погода и не думает улучшаться, матросы начинают уставать, - мужчина тяжело вздохнул, - если мы останемся без сил...
- Знаю, Сильвер.
- Октавия, - прозвучал чуть низкий бархатный голос, к ней на мостик поднялась Агата. Тёмная одежда, ожерелья и серьги из костей, красная повязка на волосах, единственная яркая вещь на ней. Каштановые волосы пиратки промокли, и теперь казалось, что они стали черными. Её худое и каменное лицо не выражало никаких эмоций, а единственный глаз в упор смотрел на капитана. Октавия уже предчувствовала, что слова ведьмы отнюдь её не обрадуют.
- Магия не действует. Я её не ощущаю.
Капитан услышала, как тяжело вздохнул Сильвер стоявший с другой стороны, - я знал, что это непростой шторм. Может... - его прервал громкий выкрик с палубы, все трое разом повернули свои головы на шум, Октавия сощурилась, пытаясь разглядеть сквозь дождь, что происходит внизу.
Два матроса, имена которых она не знала, потому что те были новенькими на корабле, вытащили на палубу обеих пленниц. "Какого дьявола они творят!?" 
- ОНИ! ЭТО ОНИ! - визжал один из матросов, пытаясь перекричать бушующий шторм, - ЭТО ВСЁ ВЕДЬМЫ ВИНОВАТЫ! НАДО ИЗБАВИТЬСЯ ОТ НИХ! - они потащили Анивию и Эстер, намереваясь сбросить их в море, однако, передвигаться по палубе во время шторма было тяжело, матросов то и дело качало из стороны в сторону, и им плохо удавалось держать своих жертв. В какой-то момент волна ударила с такой силы, что все они повалились на палубу.
Оставив Сильвера у руля, Октавия поспешила вниз, остальные матросы тоже обратили внимание на этот шум и, не сдвигаясь со своих мест, следили за происходящим.
- Во имя Олеандры, вы что творите!? Совсем ополоумели! 
Матросы поднялись на ноги, отступая чуть назад при виде грозного капитана, но всё же продолжили говорить, - капитан! Мы должны избавиться от этих ведьм! Это наверняка они наслали этот шторм. Они привели беду на наш корабль. Мы все погибнем! Надо отдать их морю! - они говорили решительно, но Октавия видела, как дрожали их коленки от страха, она знала, что подобные события, а особенно для тех, кто впервые в море могут испугать до смерти, их вёл страх, и это было видно.
- Успокойтесь. Это всего лишь шторм. Мы выберемся из него, а они - капитан указала на ведьм, - здесь ни при чём. И никто. Их не тронет. Ясно?
С каждым словом она надвигалась на матросов, а те отходили назад пока спины их не уперлись в бортики корабля, капитан отдала приказ спустить обоих матросов в трюм, посидят, подумают, приведут себя в чувства. "Слишком молоды, глупы и трусливы."
- Впереди! Волна! Девятый вал! 
- Дьявол! - Она подбежала к ведьмам, доставая свой клинок, - живо все по местам! Быть наготове! - пиратка ловким движением разрезала веревки на запястьях, - спрячьтесь в кубрике или в трюме - это всё что она успела произнести, времени у них было мало, волна неумолимо приближалась, намереваясь снести всё на своём пути. Октавия вернулась к рулю. Её крепкие пальцы вцепились в штурвал, словно бы это была последняя спасательная палочка, хотя так оно и было, ей нужно было удержать корабль ровно по курсу и не дать ему отклониться, тогда у них будет шанс проскочить волну.
- Развязала пленниц? - это был как всегда спокойный голос Агаты, порой, Октавия и вправду дивилась как у этой женщины, получается, оставаться столь холодной даже в таких ситуациях.
- Ты сама сказала, что магия не действует. Так куда они денутся?
- Приготовиться сейчас столкнемся!
Ветер взбивал пену, делая надвигающуюся стену воды словно бы белой, но в тоже время она была тёмной и холодной и по коже шли мурашки от осознания могущества моря. Огромная волна возвысилась над Чёрным Призраком, накрывая его полностью. Октавия ощутила прикосновение ледяной воды и на миг ей показалось, что им уже не выбраться, что теперь они поглощены морскими водами, но что-то словно бы подтолкнуло их вперед, выталкивая из под волны. Ветер тут же хлестнул в лицо, давая понять, что они еще живы.
- Мы пережили девятый вал, - прозвучал негромко голос Сильвера.

Диего "Черная Смерть" - известный пират, прославившейся своим жестоким нравом и тем, что от кораблей он оставлял лишь черный пепел да пару досок. Известен безумными пытками. Ходят слухи, что однажды он прилюдно вырвал сердце капитана королевского судна и съел его, прежде чем убить остальную команду.

Отредактировано Октавия (04.03.2022 21:08:23)

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

18

Услышав, какая помощь требуется пиратке, Анивия удивленно подняла брови и громко от души расхохоталась.
– Да ты издеваешься надо мной, Октавия?! Ты б еще предложила погоняться по морю за "Летучим гномом"* или попытаться зачаровать удочку и выловить кракена!
Какое изящное коварство – предложить сделку, дать надежду и такой удар! Однако Октавия отчего-то не спешила ни веселиться, ни злорадствовать, а поймав внимательный и серьезный взгляд пиратки, ведьма и вовсе резко оборвав смех и серьезно, вопросительно уставилась на противницу.
- То есть он действительно существует? Я всегда полагала, что это лишь байка, что травят по трактирам, желая пощекотать себе нервы да произвести впечатление на портовых девок. 
Анивия замолчала и задумалась – если хоть треть из того, что рассказывают о Диего – правда, то сводить с ним знакомство ох, как не хотелось. С другой стороны, у страха, как известно, глаза велики, а люди любят преувеличивать чужую славу. Да и какая ей в общем-то разница, кто найдет артефакт и будет контролировать море и ближайшие острова? Если удастся сторговаться с Черной Смертью…
- И что же? Ты хочешь сказать, что до сих пор для этой работы не нашлось ни одной мало-мало годной ведьмы? – Анивия, припомнив рассказы из трактиров, скривила губы в усмешке и фыркнула. – Или находились, но ни одна не устроила мерзавца и он всех их съел и… и… не побрезговал?
Узнать о участи ведьм, отданных на заклание Черной Смерти ей оказалось не суждено – корабль качнулся столь неожиданно и сильно, словно его ударили в бок здоровущим гномьим молотом, Анивия от неожиданности не удержалась на ногах и шлепнулась прямиком на ученицу. Конечно же, пока чародейки разбирались, где чьи ноги-руки и пытались если не подняться на ноги (что со связанными руками оказалось не так-то просто!), то хотя бы расползтись разные стороны, пиратская капитанша уже успела сбежать из трюма, оставив вопрос без ответа!
Время стало тягучим, бесконечно-долгим, корабль качало и швыряло по волнам, он жутко скрипел и трещал и оставалось лишь молиться всем известным богам, чтобы он не дал течь! А еще Анивия порадовалась, что их не сподобились покормить – от сильной качки желудок и так бултыхался туда-сюда! А потом… потом за ними пришли. Наверное, это должно было польстить – они настолько сильные ведьмы, что могу магичить даже со связанными руками и без волшебных палочек! По крайней мере в этом твердо были уверены пираты, явившиеся по их души. Вот только что-то ни хрена не льстило! Анивия упиралась и ругалась на чем свет стоит, но негодяи все же умудрились вытащить их с Эстер из трюма на палубу.
Холодный ветер рванул одежду, растрепал волосы, ледяной дождь хлестнул плетью, раскаты грома и рев моря оглушали, а палуба оказалась жуть, какой скользкой и так и норовила ускользнуть из-под ног и все же, все же, пираты оказались на редкость упорны и медленно, но верно тащили пленниц к борту!
В какой-то момент Анивия даже сумела освободиться из хватки, удачно пнув одного гада по голени (отчего тот взвыл в голос и заскакал на уцелевшей ноге), а второго укусив за руку, но тут же словила кулаком в живот. Ведьма задохнулась от боли, рухнула на колени, хрипя и хватая воздух ртом и, верно, тут все бы и закончилось – от малявки Эстер не много пользы в бою (разве что мелкая ведьма сумела бы свести противника с ума своей болтовней!), а ей самой было слишком уж худо, чтобы продолжать отбиваться, но корабль захлестнуло волной и неудачливых разбойников разметало в стороны, а следом, перекрывая рев моря, раздался голос Октавии.
- Идиоты! Какой смысл нам устраивать шторм, сидя на этом же корабле?! – прошипела Анивия, подняв голову и со злостью глядя на пиратов. Правда, за грохотом шторма вряд ли кто-то сумел разобрать ее слова. Впрочем, какая разница? Моряки не посмели ослушаться свою капитаншу, попятились со страхом глядя на Октавию и Анивия невольно, на миг задалась вопросом, что же такого должна была сотворить пиратка, чтоб команда бегала перед ней на цыпочках? Странно, что в портовых кабаках треплются о Черной Смерти, а не о капитанше "Призрака"! Впрочем, вопрос мелькнул в голове и пропал, ведьма ошарашенно, с ужасом уставилась на бушующее море, только теперь оказавшись на палубе, она смогла в полной мере оценить в сколь бедственном положении оказались и пираты, и пленницы.
Темные грозовые тучи расползлись по небу, клубились, отсвечивая зарницами и то и дело роняя когтистые, ослепительно-белые молнии, словно бы хотели поймать пиратский корабль. А море грохотало, ревело и ворочалось, перекатывалось огромными темными буграми и корабль столь легкий и быстрый в погоне, сейчас тяжело, с боку на бок переваливался между водяных гор.
— Впереди! Волна! Девятый вал!
Громкий, испуганный крик перекрыл даже рев моря. Ведьма обернулась и… сначала даже не поняла, что она видит. Словно бы посредине пространства возвели огромную стену, высокую, темную, что попросту отрезала часть мира. Так бывает, когда открываешь портал – окошко магического перехода рассекает пространство, искажает пространство.
Анивия ошарашенно моргнула и картинка вдруг сложилась – не стена и не портал. Волна! Волна – темная, огромная, даже невозможно было представить силу, что сумела бы поднять такую тяжесть, - раззявив пенную пасть тяжело катилась на корабль! Ни разу в жизни ей не доводилось видеть такой жуткой и одновременно завораживающей картины! От страха пересохло во рту, язык отнялся и ведьма, не в силах сдвинуться с места, лишь тупо таращилась на гору воды, чувствуя себя букашкой, которую вот-вот раздавят!
Наверно, она так бы и осталась на палубе, погибла бы, раздавленная тоннами воды или сгинув в морской пучине, но кто-то (Эстер? Или же кто-то из пиратов?!) рванул ее за руку, заставляя подняться на ноги и толкнул в трюм.
Ведьма с визгом кубарем скатилась по лестнице и в ту же секунду на "Призрака" обрушилась волна, сверху, в открытый люк хлынула вода, а корабль просел, содрогнулся, жутко, жалобно заскрипел и затрещал, казалось, вот-вот рассыплется на щепочки.
А потом ощущение давящей силы схлынуло. Анивия кое-как поднялась на четвереньки, закрутила головой, ища взглядом ученицу.
- Эстер?…
Во второй раз им вряд ли так повезет - второй такой волны "Черный призрак" не выдержит! Нужно убираться с этого корабля, как можно быстрее!

*Летучий гном - аналог Летучего Голландца.

+3

19

Давным-давно,  в глубоком-преглубоком детстве, когда Эстер была еще совсем малышкой, случился обычный весенний денёк. Обычным он казался, скорее, чем был в действительности. Но поговорить об этом в спящем доме было не с кем. Малыши сладко дремали, и родители тоже могли забыться. Время работать еще не пришло. Потерявшийся по дороге к новому дню, рассвет полоскал красные камни в ручьях талой воды. Воды этой так было много в вешнюю пору, что Эстер порой не могла удержаться и принималась не глядеть под ноги, а фантазировать о том, каковы бывают они - невиданные никогда ранее кручины синих гор настоящей морской воды, о которой слыхала из историй барона и его друзей. Она представляла себя птицей в высоком полете, как той ночью, когда впервые летала во сне. Молочные искры тусклых утренних звезд щекотали ей перья, сизые, как у степного луня. А ручьи у дороги были бурным морским течением. Черно-рыжие, как кривоносый полудикий кот, кормившийся по всей деревне чем дадут, по бурным волнам над багровым дном кувыркались листочки. Хлипкими корабликами, но держались упорно. Быстро шли вперед - пешком не догонишь! Только лучше не бегать за ними. Грязь под ногами напомнит, что Эстер никакой в самом деле не Лунь, а просто девочка, пусть даже умеющая летать во сне и видеть все то, в рассказы о чем потом никто не поверит. Однажды, мечтала Эстер, занавес ночи распахнется настежь. И тогда, не боясь более сквозняка перемен, на снежном крыле, как на парусе, она отправится к рокочущим синим горам в кольцах необузданных течений, свободная вместе с ними от берегов. Когда-нибудь, когда все дети вырастут, а барон будет уже слишком стар, чтобы рассказать историю. Только тогда Эстер сможет отыскать свою собственную.

Кораблик накренился, и доски половиц, жалобно скрипя, побежали вверх, под лопатки. Задрали платье, вздернули мокрую косу, растрепанную грубыми руками матросов. Сперва нежно шлепнули по спине. Потом острыми акульими зубами лестницы пересчитали все ребра, прощупали беспощадными ударами все позвонки, от копчика до затылка. А после в лицо шлепнуло чем-то знакомо мягким и теплым. Точно не соленой волной, от которой до щек и смятого курносого носа долетели только легкие хлопья пены, сию же секунду из шершавых гусениц превратившиеся в бабочки льдистых испарин на дрожащих синих губах.

Страшно. Все это страшно. Быть может, Луню стоит дальше парить над своей степью, а не путаться в парусах и этих всех веревках, намотанных на мачты. Эстер не на шутку перепугалась. Нешуточно! Настолько, что только сейчас...

- А-а-а-а-а!! - смогла она распахнуть глаза, открыть рот, и завопить, что есть сил, протестуя всему этому миру, такому возмутительно несказочному, с шершавыми пальцами, блеском сабель и молний, в руках капитана и во власти прихоти стихии, что чернела лопнувшим, нависшим где-то над головой и удушливо-близким кольцом горизонта. Так, решила Эстер, продолжаться долго не может! Но только сперва оторвать лицо от чего-то, что затыкало ей рот, и превращало крик протеста в приглушённые мычание.

- О.. ой. Да здесь я. Что вообще за...

Это оказалась Анивия. Ну, какая-то из мягких ее частей. Точно не ясно, в этих трюмовых потемках, какая именно. Но, исходя из опыта прошлых столкновений, одно из которых случилось здесь же, мгновениями ранее, на зубок Эстер попалась она, ее любимая и родная ведьма камней, котов, вина и чересчур наглядных практических занятий с медведями, пиратами, и лучше бы уже перестать вспоминать, ещё с чем, пока голова не пошла кругом. И без того качка.

Итак, Эстер утерла губы рукавом, и, еще не осознавая, что руки ее свободны, принялась ими активно размахивать, сидя верхом на поясе Анивии и исторгая из себя прямо-таки торжественное негодование:

- Этот девятый вол, или как там его, что, подождать не мог? У нас тут земле... Водотрясение какое-то, между прочим! А еще глупые мужчины!

Девочка мотала головой, и мокрая коса, из серебристо-серой ставшая серой просто, раскачивалась в такт, подпрыгивая на плече и  разбрызгивая соленую волну по лицу наставницы еще больше, чем по и без того намокшему платью. Впрочем, с ним все более или менее обошлось. Большая часть влаги осталась всё-таки на палубе, а остатков, бежавших по лестничным ступенькам вниз, как вешний ручеек вдоль дороги, не хватало капель ни на что, кроме звона в оглушенной тишине качки. Эстер слышала, как над головой у всех небо дрожало. Будто дно моря и полотно плотных туч танцевали, а вола стала горячим воздухом между ними, и вот-вот они покинут деревенский праздник, чтобы запереться в амбаре, и... Вот уж на что, хоть глазком, поглядеть хотелось бы даже больше сейчас, чем на то, на что оно было похоже. И чем страшнее бушевала стихия, тем сильнее возмущение нахальством и жестокостью людей, посмевших трогать Анивию (ну и Эстер) казалось скучным пустяком.

- Невежды.

И всё-таки подлежало острастке. Во весь голос. Прям как мама умеет!

- Дуралеи! Жалкие бездельники! Прохиндеи! Головоклюи, Божедурье глуподырое! Межеумки дуботолковые. Шпынь-бошки псоватые! Сиволапые негораздыши! Никакого уважения ни к женщинам, ни к ведьмам, ни к... Ой.

Как раз когда злоба с возмущением поиссякли, воздух резко ворвался в грудь, наполнил легкие оцепенением испуга.

По полу что-то застукало. Но не как вода. И громче, и короче, и... Деревяннее. Теперь, когда руки Эстер обрели свободу движения и во всю ей воспользовались, из-под платья у девочки, через воротник по плечу, выскользнуло кое-что, что она припрятала еще на том, предыдущем корабле, когда в каюту за нею нагрянули. Узлы веревки надежно держали локти в близости к сокровищу. И пусть спать с ним под одеждой было неудобно, может...

- А, фьюх!

Глупость вышла, или Эстер всё-таки всех спасла - вот, чего она не могла понять, наблюдая, как по полу мимо Анивии прокатывается маленькая ученическая волшебная палочка. Возможно, стоило бы расценить сюрприз неловким, теперь, когда обстоятельства поменялись, и всем стало известно, чего именно добивалась своими выходками пирачья барыня. Эстер не знала, что с магией что-то неладно, и потому смотрела на палочку, как на инструмент противоречивых решений. Кусая губы. И еще смотрела на Анивию. И на палочку, и на Анивию.

- Собственно, вот. Пояснения, над полагати, излишни? - растерянно хохотнула Эстер, и поднялась, наконец, с Анивии, чтобы ловко захватить палочку в руку, пока очередная волна не отправила ее кататься где-нибудь между плотных рядов бочек со съестными припасами и горько, лекарственно пахнущим питьем, - Похоже, нас освободили. А у меня при себе совершенно случайно оказалась... Я о ней даже не сразу вспомнила! Значит ли это, что нам надо что-то сделать? Я могу...

Вот он, триумф! Причина непослушания Эстер. Вместо трусливого побега она схитрила и спасла от выполнения пирачеств не только себя, но и наставницу. И всего-то пришлось поспать одну ночь в неудобствах, впроголодь, связанными. Зато познакомилась... Так, нет, это в прошлом теперь! Не дожидаясь ответа, Эстер тихонечко сотворила свое любимое заклинание возвратного портала, направив все свои мысли прямиком к родному для себя и наставницы домику. Но когда она взмахнула палочкой... Ничего не произошло. Эстер вдруг почувствовала, что голод, на который она недавно жаловалась пирачьей барышне...

- Вы тоже это чувствуете?

Нечто большее. Нечто такое, чего Эстер не испытывала никогда раньше за всю свою еще недолгую ведьминскую жизнь. Как будто бы кто-то залез к ней внутрь и, как из лаком ого погреба с фруктовыми настойками, опустошил все, до единой, баночки с шелковицей. Ну, то есть, с октарином. Он всегда казался Эстер похожим по вкусу на эту самую шелковицу.

Жутко. Девочка нахмурила брови и закусила нижнюю губу. Светлые глаза заблудились в сумерках трюма. Она ждала ответов и начинала побаиваться. Не правды. Есть штука страшнее. Что, если госпожа Анивия тоже не знает, что все это значит?

Отредактировано Эстер (06.04.2022 17:10:02)

+3

20

Шторм продолжался еще несколько часов. Всё это время Октавия провела у руля, направляя корабль вперёд, не давая ему и его людям погибнуть в морской пучине, разбушевавшегося моря. Каждый член команды знал своё место. Каждый понимал, что исход зависит от действий, что принимались здесь и сейчас. И когда действия команды были выполнены для создания большей безопасности корабля, они направились в кубрик, пережидать шторм. Нахождение на палубе было опасно, а потери среди команды им были ни к чему. И лишь Октавия с Сильвером, оставались на своих местах, продолжая вести Призрака сквозь бурю соленой воды.
Первые часы, они держались, но когда шторм не прекращался уже третий час, Октавия начинала терять надежду на то, что они выберутся, чем больше проходило времени, тем сильнее она убеждалась в том, что это не обычный природный катаклизм. Таких штормов она не видала за всю свою пиратскую жизнь, Сильвер поделился той же мыслью. А слова Агаты о том, что магия здесь не действует еще крепче закрепляла тот факт, что здесь что-то неладное. Что если они попали в бесконечный шторм и теперь им не выбраться? Рано или поздно корабль не выдержит, сильного ветра и ударов громадных волн, еще один девятый вал и Призрак может пойти ко дну.
Однако, на четвертый час, как показалось Октавии море начинало успокаиваться и где-то даже в небе промелькнул просвет солнечного луча, давая надежду на то, что еще не всё потерянно.

● ● ●
В кубрике было лучше, чем на палубе и Генри был рад оказаться здесь, другие матросы тоже испытывали облегчение оказавшись в более сухом и хоть немного теплом месте. Одни собирались кучками и обсуждали произошедшие события, другие были рады немного прикорнуть на койке и дать наконец-то расслабиться мышцам. Генри бы тоже с радостью сейчас отдохнул, но все его мысли были заняты двумя ведьмами, которых вытолкали с палубы в разгар самой ожесточённой битвы с морем.
"Где же они? Здесь нет. Может в трюме?"
Светловолосый мальчишка в насквозь промокшей рубашке и штанах (и даже кажется в сапогах булькала вода!) спустился ниже, где и находился трюм. Здесь было темно. Как и всегда. Он задержался на лестнице, прислушиваясь к звукам, он не услышал ничего кроме скрипа корабля и стекающей воды, что попадала сюда маленькими ручейками, столь незначительными, что даже не испугала бы и крысу.
- Анивия? Эстер? - позвал он, обращаясь в темноту, вглядываясь своими голубыми глазами, надеясь заприметить две женские фигурки.
Вздох облегчения вырвался из его уст, когда они всё же явились перед его взором, он улыбнулся им своей дружеской улыбкой, - я рад, что с вами всё в порядке. Я видел, что случилось на палубе, прошу не держите зла на Пита и Раджети, они молодые, недавно в море и, наверное, этот ужасный шторм очень их напугал, - говорил мальчик, искренне надеясь, что ведьмы не будут злиться, но понимал, что злиться они имеют полное право, - вам ни к чему сидеть в трюме, тут темно и холодно, пойдемте в кубрик. Там вы сможете отдохнуть.
И он поманил их за собой.
В кубрике их встретили многочисленными взглядами, но никто из матросов ни слова не сказал ведьмам, не было даже ни вздохов, ни ухмылок, ничего, как будто Анивия и Эстер всегда были частью корабля. Секунда тишины и все вновь вернулись к своим делам и разговорам. Генри понимал, что все устали, а еще он понимал, что был приказ капитана о неприкосновенности.
Он провел их к своей койке, которая находилась в дальнем углу, предложил прилечь если они устали, а сам присел на стоящий рядом небольшой ящик.
- Вдвоём может будет не так удобно, это всё же не кровать, но зато быстрее согреетесь, нам всё равно сидеть здесь пока не закончится шторм, - он снял с головы промокшую бандану и выжил что есть мочи, вода тут же струйками потекла вниз. - Здесь сейчас вся команда... ну кроме Октавии и Сильвера, они наверху. И Агаты, она в своей каюте, как и всегда, - хмыкнул юнга, - хотя сегодня во время шторма я видел её возле капитана, - мальчишка покосился на ведьм, - она просто редко выходит из своей берлоги, так что, это событие. А хотите расскажу о команде?
И не дожидаясь ответа, мальчишка затараторил дальше, указывая на тех, о ком говорил, - с Ромео вы уже знакомы, весельчак и любитель рома, а вон там наша Адель, - мальчик кивнул в сторону, худенькой, светловолосой девчушки, - она милая и умеет играть на лютне. Наш квартирмейстер, Гектор, если кому из команды нужна помощь, то он тот, кто поможет. Кок, Нестер, он в море плавает уже двадцать лет, плавал еще под началом капитана Флинта, после его смерти остался с Октавией. Марти, - мальчишка поглядел на Анивию, — это его ты оставила без глаза, он, кстати, очень зол на тебя, так что лучше обходить его стороной..., - он продолжал говорить, рассказывая маленькие не значительные факты о команде. Он сам не знал для чего это делал, может быть, так Анивии и Эстер станет хоть чуточку лучше, спокойнее, когда они немножечко познакомятся с обитателями Черного Призрака.
- Ну и Сильвер, первый помощник капитана, тот кто даст дельный совет и влепит подзатыльник, - Генри неловко усмехнулся, ему иногда попадало от старпома, например когда он плохо выполнял свою работу или отлынивал от неё.
Время шло, а они всё продолжали сидеть в кубрике и корабль всё продолжал качаться на волнах, юнга, нервно теребил низ рубашки, шторм шёл так долго, что это начинало напрягать. Впрочем, не только его, но и остальную команду, это было заметно по их лицам и нервному поведению.
- Команда начинает волноваться. Шторм идёт слишком долго. Это неправильно.
Мальчишка вздохнул. Усталость всё же брала вверх и его глаза начинали тяжелеть, он широко зевнул, прислонившись к стенке корабля и совсем не заметил, как провалился в сон.

● ● ●
Пальцы ныли, а на ладонях появились свежие мозоли от долгого удержания руля, практически мертвой хваткой, но Октавия совсем не обращала на это внимание, она наконец-то могла облегченно вздохнуть и порадоваться светлому небу над головой и спокойному морю. Шторм закончился также неожиданно и быстро, как и начался. Вымокшая до ниточки Октавия, прислонилась к бортику корабля, поглядывая в далекий горизонт. Сильвер пристроился рядом. Оба молчали. Но в разговорах не было нужды, они понимали друг друга и без слов. Оба радовались, что выжили, что выжила команда и корабль. И Призраку даже повезло, он вышел из этой схватки не поврежденным, а значит, им не нужно будет тратить время на починку, они смогут сразу же продолжить свой путь на острова Свободы, нужно только понять куда их отбросило штормом и скорректировать путь. На палубе послышались шаги, это матросы начинали выходить из кубрика, Октавия слышала их радостные возгласы, ей, Олеандре и морю. И черт возьми, как это было приятно, ведь все они остались живы.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

21

В темноте трюма отыскать малявку оказалось не так уж и сложно – та попросту свалилась сверху, заставив ведьму снова рухнуть на пол. Вот так, лежа на полу и слушая ругательства Эстер Анивия неожиданно даже для самой себя расхохоталась. Уткнувшись лбом в деревянный пол, ведьма хохотала, громко, до слез, на грани истерики, почти безумия, вместе со смехом выплескивая всю горечь, боль и страх.
А потом прямо перед носом оказалась волшебная палочка.
- Ох, Эстер… - выбравшись наконец из-под ученицы, Анивия подбросила в воздух шарик света и теперь с восторгом и восхищением глядела на малявку, сжимавшую в руках волшебную палочку. - Скажи-ка, на "Змее" ты правда не сумела открыть портал или намеренно ослушалась, решила меня спасти?
Да, она хотела уберечь ученицу, хотела спрятать ее от грозящей опасности, но… будь она сама на месте юной ведьмы послушалась бы? Сбежала бы с корабля? Анивия недоверчиво покачала головой. Только сейчас она осознала сколь сильно за прошедшие два года Эстер стала похожа на нее саму. Хорошо ли это? Вряд ли! Ведь тихих, послушных и покорным ведьм любят куда больше, чем своевольных, упрямых, да еще и умеющих так заковыристо ругаться!
Анивия усмехнулась, вспомнив, каким словами Эстер только что честила пиратов, а потом представила лицо Октавии, когда та сунется в трюм за ведьмами и не найдет их на корабле и ухмылка стала еще шире и злораднее.
- Открывай портал! Оставим эту пирачью барыню с носом!
Малявка взмахнула палочкой и… вместо портала "светлячок" схлопнулся, оставив ведьм в темноте. Первой мыслью было, что Эстер что-то напутала, но… Говорят, что воздух не замечаешь, пока им дышишь и теперь Анивия знала, что это верно и для октарина. Все еще не веря, ведьма повторила заклинание, короткий, привычный пасс, чтобы разжечь "светлячок", но октарин не откликнулся, не пробежал по телу легкой, дразнящей дрожью, в груди было пусто и холодно. Снова. И опять впустую. Анивии стало страшно. Наверное, то же самое чувствую люди, лишившиеся зрения или слуха… Конечно, жить можно, но…
Ответить на вопрос Анивия не успела – в трюм сунулся давешний мальчишка. Как то бишь его? Генри? Впрочем, сейчас Анивия ему почти обрадовалась – ответа на вопрос Эстер у нее не было.
В кубрике, куда их привел юнга, было куда светлее, суше и уютнее, чем в трюме и ведьм тут встретили удивленные взгляды пиратов. Люди, просто люди. Они даже не догадываются, что произошло и вряд ли рады такому соседству, верно не понимают отчего это ведьмы все еще на борту, а не сбежали с помощью магии на берег.
Мальчишка, сидя на ящике и болтая ногами, рассказывал о команде "Призрака" и в его голосе звучал неподдельный восторг. Что же, все верно – для него они верные соратники, семья, а кто ж признает, что твоя семья – паршивые овцы? Убийцы и воры? Впрочем, едва ли стоило об этом говорить вслух – сейчас они с Эстер не в том положении, чтобы ссориться с союзником, пусть бы и вот таким, не имеющим сильного веса в команде.
Ведьма, тихонько, исподволь разглядывающая пиратов, скользнула взглядом по Марти и не желая выказывать страх, с показным равнодушием передернула плечами.
-Пусть лучше он держится подальше, иначе я лишу его и второго глаза. А кто такая Агата и почему она редко выходит из каюты?
Стала бы Октавия рассиживаться в трюме, зная, что на корабль надвигается шторм? Мог ли бы обычный шторм мог отрезать их от магии? А магический? Но кому понадобилось охотится за пиратским кораблем с помощью стихии? Не проще ли пустить по их следу наемников? Это ведь дешевле, чем услуги магов! Вопросы, вопросы и ни одного ответа!
– Говорят, на острове Грифона есть темница для магов и ведьм – ведь преступники встречаются и среди нашего племени, - мальчишку сморила усталость, а Анивия притянула к себе ученицу и запустила пальцы в белые, влажные волосы, не спеша расплетая тяжелую, растрепанную косу и негромко размышляя вслух, - и магия там не действует. Какая-то аномалия, мир словно вывернут наизнанку и творить заклинания там не получается даже у самых сильных и талантливых чародеев.
Голос неприятно дрогнул, Анивия на миг крепко зажмурилась, глубоко вдохнула, загоняя подступающую панику, как можно глубже, выдохнула и нарочито спокойно продолжила.
- Возможно, здесь тоже… аномалия? Уверена, что, когда шторм закончится и корабль вернется на курс, мы снова сможем колдовать, – и улыбнулась, - главное, нам успеть сбежать до того, как пираты это поймут и снова нас свяжут.

*несколько часов спустя*
Шторм закончился так резко, словно бы кто-то повернул рычаг и перекрыл воду, льющуюся с неба. Море успокаивалось медленно, вздыхало и ворочалось, перекатывало темные, водяные бугры, словно бы недовольное тем, что так и не удалось потопить корабль.
Пираты, высыпавшие на палубу, ликовали, радовались, возносили хвалу Олеандре и своей капитанше, сумевшей уберечь корабль в такой шторм! Однако вскоре радость слегка поутихла - над морем пополз туман, за считанные минуты он, плотный и густой, как сметана, укутал все вокруг.

*два дня после шторма*
…уже минуло двое суток после шторма, а туман и не думал рассеиваться! Сквозь густое "молозиво" не было видно ни солнца, ни звезд, невозможно было проложить курс к земле и "Черный призрак" словно слепой крот бесцельно скитался по морю.
- …будете шляться по морю пока не подохнете от голода…
Туман глушил голоса, скрадывал слова, но все же, Анивия услышала обрывок разговора и по коже побежали неприятные мурашки, она живо вспомнила свою угрозу на торговом корабле. Плохо. Ох, как плохо! В прошлый раз Октавии удалось погасить зарождающийся бунт, но удастся ли снова? Напуганные люди легко теряют разум, становятся безумными фанатиками и ищут на ком выместить свой страх и злость!
- Земля! Вижу землю!!!
Крик, раздавшийся из вороньего гнезда на мачте, прозвучал очень уж неожиданно, впередсмотрящий подскакивал в своей бочке, как блоха и радостно размахивал руками, указывая куда-то вперед. Пираты побросали все свои дела и кинулись к борту и на нос корабля. Анивия и сама метнулась на нос, желая убедиться, что это правда и увидела, как прямо по курсу, сквозь туман проступают очертания острова, высокие горы и густая, яркая зелень.

+2

22

Неужели, подумала Эстер, все было напрасно?

А что именно - все? Волшебный светлячок в последний раз хлопнул светлым крылышком и погас. Растворился в темноте трюма, как растворились в тиши и смех госпожи Анивии, и ее вопрос. В момент, когда голос наставницы теплится похвалой, ученица ставит под сомнение свой ответ. А ведь до сих пор, упорно, даже упрямо, она считала себя маленькой героиней. Под прикрытием блестящей маскировки, ну конечно же! Образ беспомощной пленницы для пиратов, для наставницы - испуганной (хотя здесь актерство не при чем), потерпевшей поражение в попытке спастись, ученицы. Но краска грима не держится на лице вечность. Следовало только дождаться момента!
Наступив, этот момент принес неопределенность. Разочарование неудачей. Страх грядущего. Нежность и теплоту - их обозначала, как ничто сейчас, ясно и однозначно, реакция Анивии. Последнее, конечно, поддерживало оставшиеся силы улыбаться. Только чему - Эстер не могла сказать себе точно.

- Простите, - слова раскаяния сорвались с дрогнувших губ своевольно, глухо, - Я и вправду ослушалась. Я думала, что смогу. Все должно было сработать. Но вот, опять какая-то напасть.

Не получилось. В этот самый момент Эстер даже показалось на миг, что она вот-вот заплачет. Внутри, глубоко в горле, дрогнуло что-то длинное, соленое, склизкое. Словно змея ночью забралась в живот и сладко спала, а теперь решила перевернуться на другой бок. Кстати, сколько у змеи боков? Если подумать, сколько угодно.

- Ну ничего, - плакать вдруг перехотелось. Соленая змея вновь уснула, - Мы что-то придумаем. Другой план.

Разговор с Анивией стал... Просто очередным утешением в момент горя. И всё-таки, они и вправду пленницы, если с корабля не уйти. Что же теперь делать? Сердце давило тяжестью этого и других вопросов. И словно чтобы отогнать их, знакомый мальчишеский голос прорезал глушь мрачных мыслей. Эстер взяла Анивию за руку и последовала с ней вместе, за Генри по пятам. Мальчишка мог сейчас, пожалуй, говорить какие угодно пирачества и ребячества, и Эстер не обратила бы на них своего коронного, участливого внимания. Не возмутилась бы, не подправила, не постаралась бы подшутить в тему. Она прятала палочку вновь под платьем и все размышляла тихо, борясь с отчаянием и чувством подавленности, как бы теперь понять, зачем она все это сделала. Правильно ли ослушалась госпожу Анивию. Ну конечно правильно! Так твердило, притаившись в груди, притихшее сердце. Но светлые глаза то и дело касались лица госпожи Анивии, словно там, как на грозовом небе, могла вдруг всклубиться глубокая тьма горького разочарования.
Время шло, но... Небо под светлыми ресницами наставницы сияло высокой, весенней безмятежностью? Или... Разило молниями? Вокруг полыхали, как деревья, силуэты всех, кто ей не угодил? Эстер как-то понимала, точно не знала, по какой причине - ей самой молнии не грозило ни молний, ни разочарований. И вспомнила тот восторг, что пробивался сквозь полумрак трюма, во взгляде Анивии, в ее голосе. Эстер, видимо, так была сбита с толку своей неудачей, что заметила не сразу. А когда заметила... Все вокруг вдруг переменилось.
Они сидели обе в кубрике, окружённые уже не такими страшными пиратами, и госпожа Анивия делала то, что так любила делать госпожа Рахиль когда-то - играла с мокрым серебром волос Эстер, украшала их своей заботой, приводила в порядок. Наверное, даже, в какой-то степени успокаивалась этим порядком и сама. Разок облила холодными словечками Марти, но и всего-лишь, не более. А рассказы Генри, так любезно уступившего свою постель, продолжали согревать корабельные доски изнутри.
Здесь, конечно, все разбойники, но... Слушая размышления Анивии, Эстер почти не сводила глаз с Адель. Разве разбойницы бывают такие красивые?

- Надеюсь, все так, как вы сказали, госпожа Анивия, - согласиться пришлось шепотом, - Тогда я буду пока вести себя прилежно. Чтобы усыпить бдительность.

Постепенно голоса Генри, Анивии и других превратились в жужжание махоньких мошек - такие летними вечерами в родной глуши клубятся у тебя над головой, и пока не присмотришься, не прислушаешься - не заметишь. Эстер растворилась в теплоте рук Анивии, и сама не заметила, как припала щекой к ее коленям.
Этой ночью, как и следующими, ей снились цвета-цветы без солнца. Бесконечная белизна собственных ногтей, всеподчиняющее безмолвие зимних стуж и легкий треск оконных стекол, что, как двери, раскрывались в небе, нависшем над головой не выше бабушкиного чердака. Эстер казалось, что она подпрыгнула и достала клочок соломы из крыши неба - солнечный луч в клубах паутин-туч. Но нет, всё было "почти" и "еще немного". И она прыгала чуть выше, снова и снова невесомо-мягко опускаясь к земле ни с чем на кончиках белых пальцев. Пока однажды не прыгнула так высоко, что увидела под собой весь мир в крохотной капельке дождя на стволе большого дерева - такого огромного она не встречала еще ни разу. Когда Эстер опустилась, с безветрием между ветвей, на капельку, она вдруг захотела пить. И глотала моря. Глотала соринки островов. Жевала мякоть гор. Реки и леса наматывались на ее мандибулы. Она была жаждущим питья, крохотным мотыльком в бесцветно-черном лесу. Но все еще видела свои руки под трепетом шороховатой тени двух белых крыльев.
Она была уверена: все это что-то значит. Но забывала додумать эту мысль, когда глаза открывались, и перед ними вновь таяли дни, мимолётные ветры яви.

***

Действительно ли Эстер делала вид, что смирилась со своей участью, или влилась в жизнь команды негодяйского корабля? Посудите сами. Теперь, когда правила для пленных стали чуть помягче, юная ведьма могла передвигаться по кораблю почти свободно. Это, в свою очередь, облегчало участь госпожи Анивии, ведь теперь Эстер доставала не только ее одну, но и почти всех остальных. Кто-то даже жаловался больше на малявку с ее любознательностью, чем на суровые невзгоды бесконечного моря. Особенно доставалось, впрочем, тем, кто больше других понимал ребенка - остальным детям, Генри и Адель. Последняя стала своего рода достопримечательностью для Эстер. Девочка, частенько с Генри вместе, навещала красивую юную разбойницу, которая умела играть на лютне, с кучей дружелюбных, но не обремененных особым смыслом вопросов, предложений помочь. Так, с ее участием, пассивным или не очень, упаднические настроения с каждым часом вспоминались реже. Тяжелая доля пленницы стала привычкой, с которой, стиснув зубы в виде заискивающей улыбки, девочка могла жить. А ещё рядом госпожа Анивия...
Эстер даже помогала пиратам со всякими мелочами. Но была блестяще осторожна, выверенно держалась на краю рамок, отделяющих напористую дружественность от благоразумия.

Однажды, когда корабль приближался, по слухам, к земле, Эстер подгадала момент и даже пристала к самой пирачьей мамаше. Ее, так повелось, звали все Октавией. И с этой самой Октавией у Эстер завязался, в своем особом роде, небольшой такой, как раз десятилетке по размеру, разговор:

- Вообще-то, - деловито приосанилась Эстер у капитанши под боком, и, как бы между делом, говорила мягко, но строго, - У меня был план, как получилось бы сбежать. Но теперь я вижу, что даже злобным разбойникам иногда страсть как нужна помощь. И мне интересно, как мы помешаем этому вашему... Сильвестру, или как его. Поэтому план побега откладывается. Мне кажется, у вас есть какая-то цель. Хорошая, даже если... Вели вы себя скверновато. Но об этом мы поговорим позже.

Хитрая прорезь голубых глаз девочки засверкала снизу вверх, улыбкой для пирачьей капитанши. Была ли то улыбка из вежливости, или просто кокетливая? И того, и другого, наверное.
Корабль зашевелился, встрепенулся от мокрой дрёмы. Может быть, утренней - вчера туман сделал утром день, весь - до самой темноты. Но сегодня, кажется, что-то изменится. Осталось только пожить, чтоб поглядеть, что именно.

Отредактировано Эстер (16.05.2022 19:43:35)

+2

23

Последние дни в море выдались тяжелыми, не успели они передохнуть от ужасающего шторма как Черный Призрак угодил в капкан плотного тумана. Не было видно и дюйма за бортом корабля, они блуждали по воде словно слепые котята и Октавия готова была поспорить, что при такой погоде они бы уже давно нарвались на рифы, скалы, да всё что угодно. Но корабль успешно плыл словно бы сам знал куда ему нужно.
Её это раздражало. Сильвер, оставался спокоен внешне. А вот остальная команда начинала нервничать, и капитан не могла их в этом винить, но и не могла допустить чтобы это всё выплеснулось в панику. Им с Сильвером удавалось поддерживать дух команды, но то тут, то там Октавия начинала слышать разговоры, о том, что всё это магия и происки ведьм. Нет, с тем что это магия, она готова была согласиться, ибо не бывает в природе таких явлений, всё это выглядело искусственно, да и Агата подтвердила, что больше не чувствует октарин. А значит это место, где бы они не были, забирает магию, но само по итогу действует через неё, запутывая путников?
Она не спала ночами, размышляя о том, в какую же задницу они влипли и как теперь из неё выбираться, а ведь пока она торчит здесь посреди злосчастного тумана, Диего мог готовить свой ужасный план к действию. Нет, она не может терять здесь время, нужно было выбираться, но как? Ситуация оставалась слишком безвыходной. Мысли о том, что они могут сгинуть в этих водах, начинала посещать и её, но Октавия успешно гнала их бутылкой рома.
На удивление Анивия и Эстер, которые больше не томились в темнице, неплохо прижились среди команды, ну или делали вид. Ей было всё равно, главное, что никто из матросов не посягал на их жизни, а с учетом происходящего... Сможет ли она их спасти уже в третий раз? Если команда взбунтуется, дело будет худо.
Капитан замечала, как юный Генри всё чаще и чаще проводит время с Эстер, видимо найдя в ней родственную душу и друга, они ведь почти одного возраста, учитывая, что Генри приходится жить среди взрослых ему отчаянно не хватало детского внимания и компании. В их маленький дуэт гармонично вписалась молоденькая Адель, она была добра, отзывчива и любила детей, она совсем не вписывалась в компанию кровожадных пиратов, но тем не менее была их частью.
Октавия с Анивией же за эти дни так больше и не говорили и казалось даже пытались не попадаться друг другу на глаза, удивительно как у них это выходило на одном корабле, но и корабль не был маленьким, при желании здесь можно было спрятаться от посторонних глаз. Капитан была уверена попадись они обе друг другу, то разговор ничем добрым бы не закончился, а вспоминая характер беловолосой ведьмы, то Октавии еще бы и прилетело и не важно, что магии нет. Сама же Октавия всё еще нуждалась в помощи Анивии, а просить по-доброму она не очень умеет, вернее умеет, но хватит ли терпения, а калечить или тем более принуждать ей не хотелось, толка от этого не будет.

Так день протекал за днём пока наконец туман не рассеялся, открывая чудесный вид на незнакомый им остров.

- О, ну спасибо, что не сбежали юная ведьма, - проговорила Октавия, глядя на пристроившуюся рядом с ней Эстер, - уверенна, что твоя наставница разделяет твои взгляды по поводу... этого злого дяденьки "Сильвестера"? -  усмехнулась пиратка.
Корабль приблизился к острову. Теперь все могли разглядеть его очертания, остров был большим, берег усыпанный белым песком, а за ним густо зеленая стена из растений, где-то из середины виднелась каменная верхушка горы, окутанная белыми облаками, и что самое главное, он казался, необитаемым.
- Будем высаживаться, готовьте шлюпки, - отдала приказ капитан.
- Не нравится мне это, - подошедший Ромео хмыкнул, - шторм, туман теперь остров, нас как будто привели сюда. И откуда знать, что это не ловушка?
- И выбора у нас нет. Нам нужны припасы, корабль после шторма потрепало, так что нам необходима остановка, - Октавия глянула на девчушку, - ну что Эстер, готова быть первой исследовательницей острова?
Когда шлюпки были готовы, команда собралась на палубе, ожидая дальнейших указаний, - действуем так, те кто идут со мной, наша задача осмотреть остров, пополнить припасы, остальные же займутся кораблём, Сильвер ты останешься на корабле, проследишь чтобы всё было готово к отплытию, - Октавия назвала еще несколько имён тех, кто идут с ней на берег, в их число также входили Ромео и Адель, - и ведьмы тоже идут с нами.
Лучше уж она будет держать их перед своим взором нежели оставит на корабле с матросами, верующими, что всё это их происки.
- Капитан, капитан! Я готов! Я тоже иду с вами! - из толпы выбежал Генри, - вы не можете меня тут оставить, кто же... э.… - он посмотрел на Эстер, но тут же отвёл взгляд, - кто будет защищать её? Вы взрослые друг о друге заботитесь, а мы дети должны держаться вместе, - мальчишка весело улыбнулся и подмигнул юной ведьмочке. 
Спорить или отговаривать его Октавия не собиралась, поэтому вскоре юнга плыл с ними на шлюпке, он примостился рядом с Эстер и светился от счастья будто бы кот объевшийся сметаны.

Если берег острова был тих и спокоен, где слышно было только волны, прибивающиеся о берег, то стоило им зайти в тенистые джунгли как звуки насекомых и птиц заполнили всё пространство. Солнце еще высоко горит в небе и его лучи красивыми золотистыми пятнами ложатся на могучие стволы пальм, оплетенные лианами. Свешиваются с деревьев огромные пестрые цветы и наполняют воздух благоуханием, гроздья спелых бананов сверкают золотом из-за темно-зеленой листвы. Глаз поражается мощью растительности, необыкновенной яркостью красок и разнообразием цветов. Всё это необъятная дикая природа, и ты в ней всего лишь гость.
- Разделимся, Ромео, Адель, Анивия, Генри и Эстер идут со мной, встречаемся на берегу ближе к закату, старайтесь не уходить далеко, заплутать в таких джунглях довольно легко.

Подпись автора

https://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/634482.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/157307.jpghttps://forumupload.ru/uploads/001a/c3/31/3/796894.jpg

+3

24

- Октавия, - Анивия прибавила шагу и поравнялась с пираткой. Последние дни на корабле они старательно избегали общества друг друга и сказать по правде, Анивия и сейчас не слишком-то горела желанием общаться с капитаншей, но… гулять по лесу ведьме хотелось еще меньше и Анивия понадеялась, что сумеет уговорить "героиню" вернуться на корабль. – Скажи, на кой леший мы вообще поперлись в этот лес? Что ты надеешься тут найти? Вряд ли на этом острове сыщется пиратский кабак или верфь, где бы твой корабль привели в порядок. А вот заплутать в этой чаще – раз плюнуть!
Прогулка по лесу совсем не вдохновляла Анивию – ну в самом деле, что за радость шляться по лесу, цепляясь одеждой за кусты и отмахиваясь от мелких, но назойливых насекомых? Нет, конечно приятно чувствовать под ногами твердую землю, а не качающуюся палубу, но разве обязательно ради такого удовольствия забираться в эти джунгли?!
Но конечно же пираты не прислушались к голосу разума в лице ведьмы и все же решили переться дальше! Видите ли, им непременно нужно найти какую-нибудь гору и осмотреть остров с высоты! А ведьме… ведьме не осталось ничего иного, как топать следом и тихонько ворчать себе под нос.
- Эстер, - несколько часов спустя, когда они забрались довольно далеко от берега, Анивия тихонько, словно боясь, что слишком громкий голос спугнет столь знакомое чувство, окликнула ученицу. – Ты тоже это чувствуешь?!
Ведьма подняла руку и октарин тонюсенькой белой змейкой скользнул между пальцев и тут же впитался в кожу. Магии было мало, слишком мало, ощущение было такое, словно полноводную реку перекрыли здоровущим камнем и остался лишь жалкий ручеек. Но все же, ведьма смотрела на свою юную спутницу и улыбалась - сам факт, что магия не исчезла совсем, что она снова ее чувствует (хотя и вряд ли тех крох хватит даже на слабенькую иллюзию) не мог не радовать.
Резкий, удивленный вскрик (Генри? Адель?) выдернул из чувства эйфории, Анивия вскинула голову и увидела, что на встречу их "могучему воинству" выходят люди... два, три, пять… ведьма с еще большей неприязнью покосилась на густые заросли – как давно они крались за ними? И сколько еще в ближайших кустах прячется вот таких черномазых?! Смешно сказать, но в первое мгновение Анивии подумалось, что они нарвались на эльфов – высокие и стройные, в одежде зеленых цветов, хорошо сливающейся с окружающей листвой, с оружием в руках – луки и копья (да и кому еще кроме ушастых и идитов-которым-не-сидится-на-берегу захочется бродить по лесу?!). Правда, почти сразу же разглядела, что кожа была смуглой, не эбонитово-черной, как у темных эльфов, просто загорелой до черноты да и уши у аборигенов были круглые, человеческие.
Угрозы от них вроде бы не исходило, смотрели скорее с удивлением и любопытством. Вот один из чужаков выступил вперед и опустив лук раскрытой ладонью коснулся лба, а потом сжав кулак ударил в область сердца и склонил голову в поклоне. Пока Анивия раздумывала стоит ли повторить жесты незнакомца (а вдруг это не замысловатое приветствие и пожелание долгих лет жизни, а, к примеру, вызов на смертный бой?!), человек быстро-быстро заговорил.
"Не эльфийский" - мимоходом отметила ведьма, но из-за низкого, горлового акцента слова, хоть и привычные, человеческие, звучали настолько странно, что Анивия обернулась к пиратам и ученице.
- Кажется… кажется нас приглашают в гости?

+2

25

- С госпожой Анивией можно разделять только критические мнения! - сказала Эстер, сама не поняла, соглашаясь с пирачьей барышней, или же наоборот, ей возражая, и вскинула вверх, словно сама себе вопрошая, серебристые колоски бровей, - Может, в этом и есть секрет ее мудрости? Ей чего ни скажи, все-то у нее по-своему! И всегда так интересно...

Кулачок Эстер вжался в резное дерево перил корабельного борта. Сверху девочка прижала свой кулачок подбородком. Расплющила кромку верхней губы сгибом указательного пальца.
Зубы береговых камней облизало до искристого блеска языком большой волны. Борт качнулся, и соленый выдох моря растрепал полы платья, обдал влагой светлые волосы. Таинственный берег кипел изумрудными мурашками листвы. Словно дрожал в предвкушении поскорей проглотить корабельные доски в соленой карамели липких смол. Остров вдыхал Эстер. И все, с чем она к нему пришла.

А Эстер вдыхала его.

Показалось, будто пахнет здесь, совсем как на тихой, маленькой речной пристани у дома. И пенные круги на темно-синем кипении - будто паутинки теней от острых ветвей над головой. Только листья не плывут. Одни водоросли. Да эти, странные. Повсюду, глубоко и на поверхности - ну точно ягоды в торте! Как их?
Медузы! Никогда раньше не видела таких причудливых... Существ? Эстер даже не верилось, что они живые. Похоже было, будто кто-то сбросил в океан какую-то хитрую закваску, а медузы - ее комочки. И скоро вся вода в мире превратится в пьянящий напиток. Может, потому и кружится голова, когда дышишь ветрами, выплеснутыми за края переполненных парусов.

Немного страшно. Оттого, насколько голубая эта вода. Голос прибоя - продравшая горло зарница. Как если б зарево самой летней Зари качало небосвод. Гремело им, как гремит гроза - словно над всем миром, покрытая облачками, не сфера радуг, синевы и тяжкой серости, а глухая кастрюлевая крышка.
Но... все это под ногами. Чуть склонись за борт - сгинешь! Утонешь в несмолкающем небе, если не успеешь прижать пяткой тонкий песчаный край.

И вправду, что бы ни сказала Анивия... У нее, как у этой дикой воды, все по-своему.

В голову вдруг, как сквозняком, нанесло, вдобавок к настоящим, еще и запахов былых дней. Пыль на подорожниках. Маслянистый дух из коробочки с помадой, свербенье в носу от смятых медведем малиновых веток. Что бы ни делали Анивия и Эстер вместе, из всего приходилось вынести урок.
Но... Без пояснений наставницы сразу так не поймёшь, что тут надо усвоить. Остается только пытаться. Поэтому Эстер выдохнула весь пыл свежих потрясений в ладошки, и вновь заискивающе улыбнулась Октавии.

- О, вы уж тоже госпожу Анивию поймите. Мы не планировали эту поездку провести на корабле  жуликов!

Может, и Пирачья Барышня своего рода наставница. Хоть и жуликоватая.

Хоть и убийца.

И если сегодня все пройдет так, как Октавия предполагает, это будет означать, что в морском путешествии Эстер полагаются уже две, а не одна наставница. А значит - вдвое больше причин удивляться. Вот те на, пожалуйста. Целый остров. И Октавия говорит, что Эстер станет первой!

- Я никогда раньше не исследовала настоящего острова! В море. Тем более... Необитаемого!

Что он необитаемый, Эстер услыхала от Генри и Адель, когда те, не далее, чем только что, переговаривались неподалеку. Адель, кажется, заметила, что Эстер уже все ухватила, и хихикнула. Почти беззвучно. Она уже говорила, что увлечена сообразительностью и любознательностью маленькой подруги.
Но Эстер не закончила!

- Никогда... Если не считать островка в пруду.

Пруд - одна из достопримечательностей небогатого на таковые Эббтайда - родного дома Эстер. Камни из рек со всей округи усыпают его берега. Словно тени танцующих в глубине рыб - круги на воде! И тени деревьев, бросающие прохладу ветвей на кромку маленького милого островка. Там иногда садится чернокрылая цапля. Говорят, она старше, чем Эстер, и все ее братишки и сестрёнки. Следы ее палочных пальчиков надолго застывают в иловой гуще.

- Представляете, что? Однажды в нашем пруду, - на островке! - я увидала кошку. Местная бродяжка, Морошкой кличется. Она колобродила по берегу. Искала выход, наверное! Только вот она, весть, не знала, что берега у островов бесконечные. Когда я приплыла проверить, зачем и как она там оказалась, ее там уже и не было. А как так вышло? Если берега бесконечные...

"Как твоя болтовня" - возник вновь в голове Эстер ответ сонной Анивии, когда та, спозаранку, услышала историю сгоряча, тем же утром, которым она приключилась. Услышала вместе с шлепаньем мокрых от воды пяток по полу.
Эстер вопросительно улыбнулась Октавии. Наверное, лучше ей не надоедать. Хочется просто познакомиться. Знаете, не всяким днём вот так приходится разговор с капитаном пиратского судна. Поэтому... Мало ли. А вдруг морские псы сведущи в тайнах кошек? Во всяком случае, на море-то их не видать.
Это может что-то, да значить.
А что значить? Что может значить все произошедшее? Негаданное морское путешествие, нападение и смерть, веревка и клетка?

- До чего же чудноваты все эти бесконечные берега!

Эстер привстала на носочки и лихо, поднимая с хлопком складки платья по ветру, повернулась к капитанше. Хмурая, аж до смешного - несказанно возмущенная тем, что поняла! Она, - Эстер, - кошка на острове. Вокруг вода. Некуда больше ступить. Либо остров, наставница, и друзья, которые пришлись не по выбору, либо сабли, клетки, веревки.
И все же.

- Не будь я ведьма, я б тоже так. Села на корабль, застряла бы на паре островов. Только я была бы получше воспитана - вот, что верно, хм!

И, хмыкнув, как только и может хмыкать благородно воспитанная морская путешественница, Эстер отвернулась. Укрыла улыбку умиления далеко у морского горизонта, что сонно, спотыкаясь о волны и набивая шишки небом, крался за кораблем с тех пор, как туман растаял.

***

Сдавалось Эстер, что пиратский мальчуган по имени Генри взялся за дружбу с нею всерьез! С той самой первой встречи после корабельного боя и заключения в плен, Генри то и дело появлялся рядом. Когда страх перед неопределенностями будущего еще бушевал внутри, Генри спешил его заглушить.
Обычно мальчишки, какими их знала Эстер, случались не в пример хулиганистые. Вот, хотя бы, Эд по кличке "старый". Сколько ему было лет? Девять, кажется, когда в последний раз с ним бодалась? Вот, кому пиратская доля была бы к лицу. Бабушка все время сулила: быть Эду разбойником, как окрепнет! Лихого народу в Эббтайде никому не нужно, это все знали. Вот Эд и кручинился. Если кто о нем чего говорил - Эд всегда все ото всех пронюхивал и принимал близко к сердцу. Обижался. Кричал, что не разбойник, а рыцарь. И непременно отыгрывался.
Генри совсем не такой. Он разбойник, тут уж не обманешься! Но не такой, о каких тревожится бабушка. О таких разбойниках говорят девчонки постарше. И хихикают без умолку. Ох и странные у них рассказы! Никогда б не поверила, что один из этих рассказов, от которых, почему-то, хочется спрятаться, как от стыдного проступка, встретишь в явь. Во что угодно: в драконов, в медведей на крыше, в прожорливость фееподобной Рахиль и количество кошек у Анивии. Но не в Генри. А к нему ещё Адель. Такая красивая! Ее бы только за это уже счесть опасной. За то, как она Эстер понравилась.

От мыслей о новых друзьях Эстер отвлекли негромкие голоса. Октавия отвечала на вопросы госпожи Анивии. Вспомнился Эстер и другой вопрос. Обращенный уже к ней.
Неужели и вправду?

- Да. Чувствую, - ответила тогда Эстер, и, кажется, потрогала перед собою соленый воздух кончиком языка. Тот словно бы стал... Нет, не так. Не гуще. Он был жиденькой вкусной кашей. А тут вдруг на язык попал маленький плотный комочек.
Октарин. Такой тонкий его отсвет - словно невидимая ниточка паутины,  только в лучах солнца замеченная ненароком и тут же вновь упущенная из виду. Остается только вопрос: за что она держится, откуда и к чему ведет? Деревьев-то рядом нет.

Ну, фигуральных - нет. А вот вполне понятных, настоящих, а не хитросмышленых выдумок воображения - полным полно. И все они какие-то странные. Странные-престранные деревья, травы, жуки, бабочки и птицы. Гигантские цветы и волосатые орехи! Глуповатой наружности ягоды - большие, длинные и жёлтые, сбитые в кучки, словно яйца гигантских жуков. А может, никакие это и не ягоды, а самые яйца и есть? И сейчас из них повыскакивют, такие же жёлтые, большущие, голоднющие жучищи!
Эстер двигалась с вкрадчивой осторожностью, держась к Генри поближе, присматриваясь и прислушиваясь. К движению ветра в ветвях странных кустов с огромными плоскими листьями, длинными и острыми, словно зелёные великанские сабли. К щелчкам лапок диковинных круглобоких кузнечиков в высокой - выше макушек даже взрослых - траве! По песку пробежал боком странный рак без хвоста. И какой шустрый! И... Полез на опутанные чудными лозами дерево без веток, с такой же прыткой скоростью, с которой глаза у Эстер полезли на лоб.

- Это, вообще, что? - только и успела она простонать, дёргая рукав Генри. Хотела еще посмотреть на Анивию - увидеть, что она скажет! Да так и не сумела отвести взгляда от выкрутасов бесхвостого рака.

Какое тут все... Преинтересно-дураковатое!
Как вдруг что-то послышалось.

Кто-то вскрикнул. Или это сама Эстер от неожиданности подпрыгнула и взвизгнула прямо в воздухе? И из голодной пламенищи солнечно-зеленых листьев-клинков родились вдруг дети этого странного мира. Руки и ноги у них были длинные, тонкие, жилистые, а туловища умещались в совсем небольших лиственных одеяниях. Кожа цвета горячих мокрых камней из летней реки. Глаза сверкучие, точно звезды на пороге утреннего часа! Ступали эти высокие дети с такой пугательной осмотрительностью и вкрадчивостью, что Эстер и самой захотелось так! Но, первым делом, она спряталась за Анивию. И к себе, за все тот же рукав, подтащила Генри.

Когда один из высоких детей начал размахивать руками, Эстер не поняла, что он имел ввиду. Но язык показался ей смутно знакомым. Как если бы послышался ей раньше, давно забытым днём из далёкого детства, в шуме праздника, в хрусте конфет из подсолнечника, горько-сладком духе пижменных блинчиков и сладости жареных рыжих грибов-лисиц. Точно! Этот язык Эстер знала на вкус. Чувствовала на уголках губ послевкусие тех последних слов, что произнес переговорщик! Хоть и не могла понять...

- Гъякулёк, - повторила Эстер за длинным человеком цвета горячих речных камней, и выглянула из-за платья Анивии, вверх, на саму наставницу, - Мне кажется, я сказала что-то хорошее!

Речнокаменный человек уставился на Эстер и Анивию большущими, кругляцки-страшными глазами! При чем, Эстер не поняла так сразу, всегда ли глаза у него такие были выпученные, или... Нет, погодите. Не всегда. Вот, они выпучились еще сильнее. Пухлые губы сжались, и белки глаз, кажется, покраснели. Эстер узнала это выражение. Также и папа смотрел на нее, снизу вверх, когда Эстер залезла на самую высокую осинушку в грибном лесу.

  - Ой.

Тогда папа очень сильно ругался. И даже отлупил по гузке.
Но Эстер же не сказала ничего ужасного, правда? Она всего-лишь повторила за человеком последнее слово. А человек ведь не говорил ничего плохого? Госпожа Анивия сказала, мол, се есть приглашение. А злыми словами в гости не приглашают. На всякий случай Эстер снова спряталась за Анивию.

Человек с выпученными глазами начал медленно и осторожно ступать полукругом, как бы пытаясь разглядеть спрятавшуюся Эстер повнимательнее. Казалось, глаза его вот-вот вытянутся, как хоботок большой бабочки, и обогнут Анивию - вот, с каким страшным любопытством смотрел человек! И его спутники между собой торопливо так переглядывались. А Эстер переглядывалась с пирачьей барышней.

+1


Вы здесь » Книга Авароса » Витражи на окнах замка » Колышется море, волна за волной


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно