Книга Авароса

Объявление

Книга Авароса Авторская ролевая в жанре фэнтези.
Эпизоды, высокий рейтинг, активный мастеринг, многогранный сюжет и рисованные внешности
События игры
  • Аварос: Лорд Элиас расследует тайну гибели своего отца, внимание Его Величества приковано к участившимся случаям нападений вампиров в разных областях королевства, а тем временем леди Элинор и ее подруга леди Уорлок предпринимают все возможное, чтобы помешать юному Варенну навредить репутации короля.
  • Альвинделл: Участившиеся стычки с темными и убийство принцессы Эйдаэль вынудило Долину закрыть границы. Все силы эльфийского королевства брошены на поиск виновного в гибели юной принцессы. Однако скоро Эльтора из рода Лорвадис ждет новое неприятное известие из «‎королевства людей».
  • Росвилл: Пока Алмонд занимался тем, чтобы скрыть следы былых преступлений, и ослабил хватку, порядок в Аваросе несколько нарушился. Случаи появления в городах Авароса вампиров значительно участились, но инцидент с убийством шести представителей Черных плащей заставит короля обратить внимание на эту проблему.
  • Остров Королевский Грифон: Загадочное исчезновение нескольких студентов и гостей острова поставит на уши весь университет и все магическое сообщество. Пока еще никто не знает, что это - лишь часть общей картины подобных исчезновений по всему королевству.

Ищем и ждем

Больше персонажей
Лучший пост

Пиратский корабль. Узкая, деревянная лестница, ведущая в полутемный трюм, что теперь, благодаря богатой добыче с "торговца", выглядел настоящим лабиринтом из мешков, тюков и ящиков. Воздух тяжелый и спертый, пропахший солью, рыбой, водорослями, прелой соломой и какой-то тухлятиной — где-то в трюме сдохла крыса? — Устраивайтесь поудобнее, госпожа ведьма, чувствуйте себя, как дома, хехе. Пират, молодой и темноволосый, с дурашливым поклоном распахнул тяжелую, с окошком забранным решеткой, дверь и впихнул ведьму с небольшую клетушку. Видимо, команда "Черного призрака" не брезговала брать и живой товар, раз устроили на своем корабле отдельные "апартаменты" для пленников? Продавали или получали выкуп? Правда, в этот раз отчего-то удовольствовались лишь парой ведьм, оставив куда более ценного торговца на "Змее". [ читать далее ]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Книга Авароса » Баллады о минувших днях » На год ближе к нежным объятиям смерти


На год ближе к нежным объятиям смерти

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

«На год ближе к нежным объятиям смерти»
http://sd.uploads.ru/kPLUB.png
https://illustrators.ru/uploads/illustration/image/833742/main_15Надор.jpg

Роймс Хилм, Иландэра Криада + гости и члены семьи Хилм
1270 год, 12 день Месяца Заходящего Солнца. Владения семьи Хилм - (в 10 км на северо-запад от Серого Дола)

-7 (на улице); +18 (в замке). Легкая метель, морозец. К ночи ожидается полнолуние.

28 день рождения лорда Реймонда Хилма. На носу зима, жизнь в  замке постепенно замирает - день рождения наследника - последняя возможность собраться большой толпой. В числе приглашенных - экзотическая танцовщица определенного толка, должностная стать подарком виновнику торжества. Роймс с ужасом узнает в девушке давнюю знакомую - Иландэру. Вампир в отдаленном замке, практически отрезанным от всего мира - звучит не очень хорошо, откровенно говоря, это звучит как большая проблема (как будто оборотня подвале этого же замка недостаточно!). Впрочем, конкретно с этим вампиром Роймс надеется, договорится, не сея панику и  не портя репутацию семьи. Вот только, чтобы не позволить вампирше оказаться на наедине с его племянником, Роймсу приходится рискнуть своей репутацией.

Отредактировано Роймс Хилм (08.03.2022 19:01:20)

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+1

2

Домой Роймс возвращался не часто, но регулярно. Особенно учитывая, что домом ему следовало звать дом Бирне, а не замок к северо-западу от Серого Дола. Он и звал, честно платил налоги, хранил сбережения и всякий скраб, ел там и спал, принимал гостей. Жил. Реги смеялась, что через пару лет, Роймс приведёт туда женщину, и она быстро выгонит пауков да мышей из холостятского логова.

Бред. У Роймса не было ни пауков, ни мышей. Да и заводить семью с женщиной и оравой ребятишек он не собирался. Подвергать неоправдонному риску потенциальную возлюбленную было не честно. Как и заставлять её отказаться от мыслях о детях. И сестра это прекрасно знала и поддерживала. А в следующее мгновение беззаботно отмахивалась: "сойдешься с кем-то из вашей, геройской, братии, такой, что б - ух! - могла тебя в бараний рог скрутить, а дети..." Тут Регина всегда морщилась и сперва смотркла с вызовом, а потом несколько потерянно опускала глаза. "Мало ли женщин не хотят иметь детей? Или не могут..." Увы геройство редко обходилось без последствий. И, хотя проблема Роймса а определённом смысле была уникальной, при более глобальном рассмотрении являлась рядовым случаем. Разве что коллеги зарабатывали такое на службе, а не" до".

И, тем не менее, не смотря на дом в Бирне, Дома Роймс себя ощущал в доме брата. Что не мешало ему, впрочем, каждый раз отказываться от предложений завязать с геройством и вернуться в семью. Рано. Вот поседеет, обеззубет, тогда и на покой можно.  А пока хватит и того, что он возвращался сюда несколько раз в год.

Например, как сейчас. День рождения Рея аккурат предвещал зимний период, когда добраться до замка (а следовательно и из замка), было крайне проблематично. Конечно, год на год не пртходится: в иной раз и в Синий Огонь путь вполне проходимый, а бывает, что уже и в середине Заходящего Солнца все встаёт. В этом году месяц выдался теплым, мягким, по утрам, конечно, за щеки кусал лёгкий морозец, но уже к обеду распогаживалось. Красота да и только! Если так дело пойлет и дальше, то под конец года добраться до дома проблемой не будет.

Дымок недовольно всхрапнул и повёл ушами, будто напоминая, что это для него не будет проблемой, а хозяин пусть молчит себе, не ему ж тащиться сквозь снег.

- Спокойно, дружок, - Роймс положил ладонь на холку коня, плтрепав того по пушистой шерсти. Для Дымка такая погода была привычной, комфортной, куда как более комфортной, чем жара юга. - Мы дома.

И то верно, не успел всадник въехать в ворота замка, не успели за ним сомкнуться ворота, какна крыльцо уже вылетела миниатюрная блондинка в меховом полушубке.

- Явился! А чего так поздно? - Регина недовольно свела брови, прежде чнм расплыться в широкой улыбке. - Мы тебя ещё два дня назад ждали!

На претензии сестры Роймс только развел руками. Он и прибыл бы на два дня раньше, если б не ехал через Ледяной клык, или выехал бы на эти два дня раньше. Но он не выехал, а в Ледяной Клык заехал. Зато теперь на дымком на поводу шёл белый конь с чёрной гривой. За подобной расцветкой пришлось погоняться. Хотя расцветка для лошади не главное, главное характер. Конь взбрыкнул, переступил с ноги на ногу, дёрнулся. На вкус Роймса бело-черный был излишне буйным, он все же привык к более флегматичному Дымку. Впрочем и владеть этим красавцем не Роймсу.

- Какая прелесть! Это Рею? - Реги слетела с крыльца, но только для того, что бы попасть в крепкие объятия спешившегося брата. - А гости уже собирабтся. И не только гости!

Регина придушенно пискнула, уперлась руками в плечи, стремясь вырваться, как дикий котенок. Роймс фыркоул и выпустил ее, выдав подзатыльник. Нечего тут с непокрытой головой бегать.

- Ага. Не говори ему пока. Разместишь красавца с Дымком в конюшне? А я пока сумку закину в комнату.

До празднества оставалось ещё добрых часов семь и Роймс планировал потратить их на отдых и на приведение себя в порядок. У Тресси характер был тяжёлый и портить празневство запыленным костюмом она бы точно не позволила.

- Брат небось сейчас занят?

- Ага, - Реги скривилась, привычно перехватывая поводья коня. - Заперся в кабинете с этими и обсуждают поставки. Как будто не ради Рея тут все собрались.

Роймс криао улыбнулся. День рождения племянника был только предлогом.

- В таком случае не стану пока беспокоить.

Где его комнаты Роймс итак знал, а пообщаться с родней он и потом сможет. Сейчас хотелось только в тепле упасть мордой в подушку. Часа через три он проснётся уже совсем другим человеком: освежится, влезет в чистый костюм и поприветствует всех прибывших на празневство в замок. Если, конечно, успеет перед самим ужином.

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+3

3

"Судьба дала мне шанс, которым грех не воспользоваться".
"Судьба дала мне шанс, которым грех не воспользоваться".

Ила повторяла это как фанатичные верующие повторяют молитву Смотрящему: лихорадочно и стараясь больше ни о чём не думать. Труп танцовщицы плыл по реке, и чем дальше он удалялся, тем решительнее  становилась вампирша: она попадёт на праздник в замке Хилм.

Тот вечер начался...сытно. Ила перекусила каким-то путником и спокойно гуляла близ большака, когда наткнулась на остановившихся на ночь людей. Компания была большая, преимущественно ищущие работу наёмники и спешащие на последнюю в этом году ярмарку ремесленники. Задерживаться там вампирша не желала - слишком опасно, но одно слово привлекло её внимание, и заставило подкрасться ближе к одному из костров.

- Ой, да ладно! Чтобы вы не знали барона Хилма?! - звенел женский голосок, уже порядком захмелевший. - Я буду танцевать у него на празднике всего через четыре дня, вот!

Молодая женщина проделала несколько довольно красивых движений руками на радость слушавшим её мужчинам и отпила из кружки. Ила застыла за деревом каменным изваянием и забыла как дышать. "Хилм"!

- У его сынка день рождения. Я - подарок, - тут захмелевшая особа поняла, что хватила через край и исправилась: - Мой танец - подарок.

Некоторые неверяще заулыбались, а кое-кто неуважительно хохотнул, явно задев самолюбие танцовщицы.

- Я лучшая танцовщица Восточных земель и восточной части Центральных! Я танцую только для благородных господ. Для лордов! И если бы мой экипаж не сломался, я бы тут не сидела.

Из услышанного далее Ила узнала, что на праздник приедет вся родня барона. А ещё, как бы перебравшая женщина не выделывалась, гвоздём программы она не была, но действительно должна была танцевать для юного господина, причём отнюдь не народную "калинку" или "лебёдушку", а нечто поинтереснее. Мелькнула и информация, что барон разводит плющевых коров. Порода эта абсолютно декоративная, хотя и является хорошим источником мяса и молока для людей (как и любая корова).  Но...почему бы не сделать вид, что заинтересована в телятах? Тем более, что она знает как и где быстро сделать верительную грамоту торгового союза Восточных Земель.

И всё для чего? Для того, чтобы увидеть этого варвара, увидеть где и как он живёт. Глядишь, найдётся способ на него воздействовать. Что он представляет собой как герой, девушка уже поняла, а вот Роймс - барон человек для неё неизвестный.

На утро наёмники не смогли найти ни танцовщицы, ни её вещей, ни одного из коней. Но нашли её золотой браслет, который хотя бы частично мог компенсировать потерю коня и гарантировать, что если погоня и будет организована, то не сразу. Надо сказать, что мужчины очень удивились бы, обнаружив в седле совсем не ту особу.

Ила и сама понимала, что похожа на покойную только цветом волос и стройностью фигуры. Но лицо можно закрыть вуалью, а рост - подогнать высокими туфлями. Да и косметики на женщине было не меньше, чем на маскирующейся под человека вампирше. В общем, одну ночь маскарад должен был выдержать. Другое дело - требуемый танец. Вот тут девушка ничего не могла придумать. Можно было сослаться на какой-нибудь вывих и попробовать отвлечь хозяина замка мнимой сиделкой на покупку телят. Или попросту уйти с его сынком в отдельную комнату, вырубить того на время, а потом уверить, что парень перебрал, и ничего не помнит. Заодно и перекус для Илы будет.
А вот что делать, если Роймс её узнает? Вуаль ей однозначно снимать нельзя. И говорить в его присутствии лучше как можно меньше, чтобы не выдать себя голосом.
Мысли крутились в голове вампиршы в большом количестве и с большой скоростью - до ломоты в висках. Эта авантюра куда опаснее, чем ловля светлых эльфов в глухом лесу, но отказаться от неё Иландэра ни в силах.

***

- Вы госпожа Мира Блекроуз, верно? - встретила её стража у ворот.
- Верно, - глухо отозвалась Ила из под вуали, передавая человеку рекомендательное письмо танцовщицы. Его она нашла в вещах женщины, как и кучу других подобных писем, которые та аккуратно хранила в шкатулке с драгоценностями. Какой бы взбалмошной особой не была Мира Блекроуз, определённую славу и имя она смогла заработать.

Её провели в гостевые покои, причём довольно хорошо обставленные, что давало понять, что к гостье заведомо относятся с уважением. Значит и ожидания у них соответствующие, с неудовольствием сделала вывод вампирша.
Она уже успела изучить гардероб Миры, и понять, что за танцы та исполняла. Найти среди её костюмов более или менее закрытое платье было сложно, пришлось кое-что перекроить и подправить.
Вышла из комнаты Ила в длинном красном платье с тонкими бретелями и глубоким вырезом. Лиф платья был расшит бисером золотого цвета. На настоящее золото Мире явно не хватало. Зато украшения были золотыми (вероятно, подарками): широкие браслеты и массивные серьги в виде бутонов роз.
С прической мудрить не пришлось, волосы были собраны под сетку с мелкими жемчужинами, которая крепилась к жемчужному ободку. К нему же крепилась длинная, чёрная, плотная вуаль, фактически закрывающая вырез платья.
Идти приходилось медленно: каблуки у туфель были довольно высокими. Увы, покойная Мира отличалась на столько высоким ростом, что пришлось не только надеть такую неудобную обувь, но ещё и немного убрать длину платья. Завершала образ тёплая, но крайне лёгкая пуховая накидка- шаль, в тон вуали.

К моменту встречи с хозяином замка Ила уже определилась с легендой и смогла рассказать её достаточно правдоподобно.
Это такая честь находиться в замке самого барона. Она очень благодарна за тёплый приём. Она так хотела бы порадовать благородных господ танцем - особенно юного наследника! - и ей очень- очень жаль, что она не в силах выступить. Она сильно пострадала от гнева своего безумного почитателя, который в своём помешательстве изуродовал ей лицо. Травма ещё совсем свежая, и она не имеет совершенно никаких сил для выступлений и не сможет порадовать ни именинника, ни гостей. Однако, она не могла вот так внезапно отказаться от приглашения и желает быть хоть немного полезной, потому имеет с собой верительную грамоту торгового союза купцов Йордиса и представляет интересы достопочтенного купца Лисолапа, который заинтересован в покупке пяти плюшевых телят.

Если барону и не понравился такой поворот событий, виду он не подал и сделку обсудить согласился.

Выходя из кабинета, Ила уже чувствовала себя более чем уверенно. Ей не терпелось осмотреться и увидеть всех домочадцев. Порасспрашивав слуг, она узнала, кто и где сейчас находится, и что Роймс только-только вернулся, сильно припозднившись: его ждали раньше. Теперь он в своей комнате. Где комната ей тоже рассказали.

Ила решила решила, что и близко не подойдёт к его двери, а вот на юного именинника поглядеть хотелось, но не вышло: её перехватил управляющий и передал в руки старшего по коровниками, дабы тот показал покупательнице телят. Пришлось закутаться в плащ и идти глазеть на животных, да ещё и умиляться, потому как человек искренне не понимал, как можно не прийти в восторг при виде маленьких шерстяных зверят, умильно фыркающих и тыкающихся мордочками в её ладони. Видимо, человеческих женщин это умиляло и заставляло исторгать из себя звуки радости. Иландэре же в коровнике не нравилось совершенно ничего, начиная от самого коровника, и заканчивая его обитателями. Сопровождающий ей тоже не нравился: от него прямо-таки разило этим самым коровником.

Честно выдавив из себя несколько милых фраз и погладив телят, вампирша вернулась в стены замка. Судя по заходящему солнцу, прогулка вышла дольше, чем хотелось бы. Ей хотелось переодеться, а ещё лучше принять ванну, чтобы отвязаться от раздражающих запахов. К сожалению, для этого не было ни времени, ни другого подходящего платья. Может, хотя бы макияж подправит? Она знала, что всё ещё выглядит отлично, но было желание хоть что-то сделать, чтобы поднять себе настроение. И девушка поспешила к своей комнате.

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+3

4

Три часа пролетели до обидного быстро. Роймсу показалось, что он только упал на кровать, как его уже попытались растолкать. И главное, мажордома было не послать в угоду лишним минутам сна. Точнее послать-от было можно, но эти полчаса Роймсу бы ничего не дали, а вот вода успела б остыть. Забить же на мойку было нельзя. Во-первых, Роймс и сам чувствовал, как от него несет — будто бы он месяц жил в конюшне! Что, в целом, было недалеко от правды, и запах в этом был не самым худшим: пот и грязь стягивали кожу, вызывая зуд. Так ещё Тресси будет ворчать. Поэтому из кровати Роймс все же выполз и добрался до бочки. Не сказать, что бы вода мгновенно окрасилась в буро-красное со всякой гадостью — в жизни Роймса были моменты, когда он был действительно грязен, и потно пыльная корка на коже пачкала воды на раз-два ещё на протяжении долгого времени, — но горячая вода благотворно повлияла на, казалось бы, задубевшие мышцы. Да и грязи достаточно всплыло на поверхность. Что бы утверждать. Что ванная Роймсу была не нужно. Но не достаточно, что бы он брезгливо покинул бадью.

Да и рано было покидать её. Мытье — это только первый этап. Хозяйка замка Хилм была невысокого мнения о способностях героев следить за своими волосами. Впрочем, может это только к Роймсу она относилась с подозрением. Так или иначе, но каждый приезд домой начинался со стрижки. И не только: волосы вымывали, промывали, протирали, чем-то пропитывали, подрезали… Роймс даже не пытался запомнить после первый раз. Смысл, если после каждого полнолуния все эти процедуры уже не играли никакой роли?

Смысла не было, но выглядело красиво. Волосы после всех этих процедур лежали ровно, волосок к волоску, лоснились и почти светились, как шерсть любимых дворянских гончих. Наверное, за ними ухаживали ровно так же.

Остаток времени Роймс потратил на то, что бы облачиться не в самый привычный костюм. Камзол, может и не облегал как вторая кожа, — а были такие, — но движения заметно сковывал. Каждый раз, облачаясь в эту задумку портного искусства, Роймс боялся его порвать. Все же за свою многолетнюю карьеру героя. Он больше привык к дублетам да свободным курткам. К счастью ни брат, ни Тресси не были настолько повернуты на моде, что бы забыть об элементарном удобстве. Это, может, в столице аристократы могли позволить себе быть скованным собственным платьем. Тут, на Севере, иногда требовалось срочно куда-то бежать и что-то делать. Впрочем, Серый Дол местом был вполне спокойным, а с некоторых пор, самым страшным нарушителем спокойствия являлся сам Роймс. Так что можно было и попижонить, влезая в камзол темно-зеленого цвета, под цвет глаз, как в один из визитов метко отметила Реги.

На этот раз он даже справился быстрее, чем ожидалось. До ужина оставалось ещё добрых минут тридцать, когда Роймс уже был готов. В темноте окна отражался почти не знакомый ему мужчина. Почти элегантный ухоженный, можно даже сказать — породистый. Шляясь по дорогам Королевства Роймс часто забывал, кем бы он мог быть, обрастая волосами, скрываясь за загаром и наглым прищуром.

Барон Хилм.

Роймс фыркнул, чувствуя себя почти чужаком в собственном теле. И в любом другом месте он бы точно почувствовал бы себя самозванцем, но родовое гнездо дарило уверенность. В конце концов, как будто Родерик был другим. Уж Роймс-то брата знал! Да и Рей, не смотря на все ворчание родни будто бы уродился в дядю, от отца взял многое. Только Родерик за прошедшие гоны хорошо научился притворяться настоящим бароном.

Дверь скрипнула, выпуская Роймса в коридор. Врем было, что бы поприветствовать в частном порядке дорогих гостей. И посмотреть на залетную птичку. О Мире Блекроуз Роймс слышал многое и разное. Они даже несколько раз пересекались. Но не так что бы знать друг друга лично. У дев был взбалмошный характер и капризный нрав — хотя Роймс подозревал, что это лишь часть её образа экзотической бабочки: красивой, ветреной, бесполезной. Знающей себе цену и не стесняющуюся озвучить её окружающим, мол, не вашего поля ягода. И потому познакомиться с ней было бы занятно именно сейчас, когда он «нужного статуса».

Но одно дело интересно, а другое дело познакомиться. Роймс вовсе не ожидал, что в первом же коридоре наткнется на девушку. В неровном свете факела, она походила на фарфоровую статуэтку, надежно укутанную в ткани. Почти не задумываясь. Роймс решительно шагнул к ней наперерез. Но он позволил себе пару мгновений на неё полюбоваться, порассматривать в тишине, прежде чем обратиться:

Госпожа Блекроуз? Рад видеть вас в фамильном замке семьи Хилм. Это большая честь, — в конце фразы Роймс все же не выдержал, фыркнул, усмехнулся. О танцовщице он был не высокого мнения, хотя и отдавал должное её мастерству. — Жду не дождусь увидеть ваш танец.

Отредактировано Роймс Хилм (09.05.2022 19:08:15)

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+3

5

Ила уже видела дверь своей комнаты и даже шаг чуть ускорила, как вдруг в коридоре появился ещё кто-то. Она остановилась, вглядываясь в лицо шедшего к ней мужчины. Сперва она его не узнала, но вот пришло осознание, и сердце неприятно пропустило пару ударов - слишком всё быстро, она совсем не готова к этой встрече. А он ещё так смотрит на неё... Впрочем, Иле тоже было на что смотреть: в Роймсе изменилось всё - костюм, осанка и даже взгляд и голос. Аристократ.

Но что это? Он смеётся над ней? Под вуалью, благо, не было видно, как округлились от удивления и неверия глаза вампирши. Первой мыслью было, что маскарад закончен, но нет - это же он о танцовщице. Ну как ещё можно относиться к наглой выскочке, какой, судя по всему, была Блекроуз? Вместе с облегчением пришло чувство обиды: пусть она и не та, за кого себя выдаёт, но отношение Роймса её задело. Глупо, конечно, но справиться с этой обидой было всё равно сложно.

- Барон Хилм, благодарю за тёплый приём. Как приятно лицезреть прославившегося своими подвигами героя, - ответила она с почтением, но не без холодка в голосе, и слегка поклонилась. Поклон вышел так себе: откуда ей или этой Мире знать о таких тонкостях? Не стоит столбом и не разбивает лоб о пол - и то хорошо. - Огорчу вас, но танца не будет. Я тут скорее как торговый представитель. Мы обсуждаем с вашим братом покупку телят для моего нанимателя.

Она допускала, что Роймс как минимум мог знать Миру в лицо, и от того плотная вуаль была для неё сейчас ценнее самого прочного на свете панциря.

- Видите, мне пришлось закрыть лицо? Оно обезображено, я не хочу никому портить праздник и аппетит его видом.

Ей хотелось спрятаться в своей комнате и перевести дух, но покинуть общество, фактически, хозяина замка казалось ей невежливым: он её ещё никуда не отпускал. Как же легко, оказывается, было там в лесу, когда перед нею был варвар с топором, а не этот...прилизанный высокородный в камзоле. Но разве не за этим она приехала - поглядеть на Роймса не-варвара? Ну, вот и он.

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+3

6

Что ж, Роймса давно не задевали все эти «тонкие намеки» на его работу. При всем восхищении работой героя, при всем уважении почитании, большинство героев в глазах обывателей так и оставались кем-то на уровне наёмников. Безусловно, были отдельные личности, Герои с большой буквы, о которых знали и говорили все. Но это были лишь исключения, подтверждающее правила. Живые символы работы героя: мол, смотрите, и вы такими будете. Грифона лысого они такими будут! Что бы стать прославленным героем, тебе должно либо постоянно вести, либо один раз, но очень крупно. И то не факт, что тебя заметят, запомнят.

И ты либо принимаешь это, либо завязываешь с карьерой героя.

Роймс выбирал первый вариант и возможную подначку Блекроуз благополучно пропустил мимо ушей. Да, он – герой. И смеет надеться, действительно, прославившейся в определённых кругах, причем, с самой, что ни на есть, положительной стороны.

Прямо как танцы госпожи Блекроуз.

Даже так? Большая трагедия, – Роймс почти не кривит душой. Танцы девушки, действительно известны и могли бы стать хорошим украшением этого вечера. – Что произошло?

Травма лица – серьезная проблема для девушки. Но не для танцовщицы. Танцовщица говорит телом. Обезображенное лицо не мешает танцу, тем более, то вуаль более чем решает эту проблему. Значит, должна быть другая травма. Возможно ноги, руки или торса. А два повреждения – это не одно. В случайность такого верится сложнее.

Бывший любовник вспылил?
Или нынешний оказался слишком ревнивым и страстным?
Встреча с разбойниками? Что сомнительно, они либо не стали б калечить, либо б не отпустили.
Или что-то по профилю Роймса? Некоторые монстры оставляют жертв живыми.
Впрочем, оставались ещё коварные конкурентки. И Роймс бы поставил на это.
Или любовник.

Ничего удивительного, что танцовщица заключает торговые сделки. В конце концов, когда Хилмы только начали торговать, на них тоже смотрели с подозрением. Так что дело не в статусе, дело в складе ума. Ну и ещё в том, что Блекроуз, наверняка действует от чужого имени. А деловой партнер подобной девицы – Роймс отвел её взглядом, задержавшись на груди, талии и бедрах, – наверняка её любовник.

Вам нужна помощь? – Роймс проклинает свой порыв. Обычно ему плевать. Это вообще не его дело. Ему нет дело до проблем этой девицы. И как герой, он не обязан расправляться с людьми. – Прогуляемся, и я с удовольствием вас выслушаю.

Роймс галантно подал руку. Время до ужина все ещё было.

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+2

7

Казалось, на вежливых фразах они и разойдутся, но барон пожелал услышать историю полностью, и Ила в замешательстве уставилась на поданую ей руку. А не эту ли самую она покусала, совсем не вовремя пришла в голову мысль, но, спохватившись, вампирша вложила в неё свою руку.

- О, благодарю, милорд. Но... - взгляд на удаляющуюся от неё заветную дверь комнаты, - Право же, тут вы ничем не поможете. Это был один из моих почитателей. Он напал на меня и покалечил. Его, конечно же, уже нет в живых, а мне ... - тут пришлось по-настоящему опереться на руку Роймса, чтобы без затруднений преодолеть лестничный пролёт на высоких каблуках (всё-таки надо было чаще одевать такую обувь и тренироваться, но кто ж знал!), - А мне приходится жить дальше и пытаться смириться с тем, что я уже никогда не буду красавицей, - завершила она нехитрый рассказ.

Иландэра не особо понимала, куда её ведёт Роймс. Лишь бы не обратно к телятам!! Вот куда угодно, но только не любоваться на это зверьё! Вуаль, ко всему, немного мешала обзору, всё затеняя.   

- Мне повезло, что я знакома с хорошими людьми, которые предложили свою помощь и возможность заработать другим способом, потому как танцевать я в таком состоянии совершенно не могу.

Говорить о проблемах несуществующего человека Иле надоело довольно быстро, потому никаких деталей подсыпать в повествование она не потрудилась: ну, не собирается эта девица обсуждать неприятную тему, и всё. А вот разговорить Роймса-аристократа было интересно.

- А вам когда нибудь приходилось защищать дам от таких ужасных людей? - она поглядела на героя выжидательно, хотя голос её по-прежнему звучал скованно, будто его сдавливали переживания. - А сильно ревновать кого-то?

Должны же быть у него совершенно обычные мужские чувства, не только же с бестиями он круглые сутки водится. А раз Миру знает, то и гулянки любит.  В понимании вампиршы герои и наёмники - одно племя: любят покутить, подраться, поприставать. Может и Роймс охоч до разгула и приставаний? Правда сейчас в это верилось с трудом. Скажи сейчас герой, что он предпочитает выходы в высший свет и аристократок, и Ила бы ему поверила.

"Там и барышни поинтереснее: менее сговорчивые и недоступные. А впрочем, что я знаю о аристократках?.."

Отредактировано Иландэра (06.08.2022 23:40:59)

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+2

8

"Конечно же". Роймс насмешливо хмыкнул, что вполне бы сошло за одобрение такого подхода. Действительно, кто бы сомневался, что "молодая леди" не оставит обиду не отомщенной, не смоет её позором или кровью. И тот факт, что тонкие девичьи пальчики – которые с завидной силой впились ему в руку – не держали ничего весомее стилета, этот факт ничуть не менял. Красивая девушка – сама по себе оружие. А уж обиженная красивая девушка – смертельно опасное оружие. И чем она красивее, чем лучше знает об этом, тем опаснее.

Роймс покачал головой, но настаивать на именах участников не стал. Не его дело. И неудачливый поклонник, и не менее неудачливый защитник сами влезли во всё это. Сами же пусть и расплачиваются.

О, я не думаю, что всё так страшно! – красота, безусловно, важная, неотъемлемая часть жизни госпожи Блэкроуз. Но не красотой единой: танцы, тело, харизма, знания, связи. Особенно последнее. Те самые связи, что помогли временно сменить поле деятельности. – Я уверен, среди ваших поклонников найдутся маги, – Роймс сухо улыбнулся. Хотя эти гордецы, пожалуй, на всяких танцовщиц не смотрят! Впрочем, всё зависит исключительно от мага. – Или те, кто способен им заплатить. Вот увидите, ваше личико станет милее, чем было!

В один момент, Роймс излишне резко дёрнул девушку в сторону, уводя в не широкий коридор, ведущий вглубь. Никаких тайных проходов, просто ход в башню, которой не часто пользуются!

Смысла во всех этих маневрах было столько же, сколько в отказе от танцев из-за царапины на лице. То есть никакого, если не думать глубже. Но Блэкроуз явно не собиралась углубляться и упоминать о настоящих причинах. Но это и не было важно, становиться для неё рыцарем в сияющих доспехах, Роймс не собирался.

О да, бывало и такое, – Роймс скривился. К Ливерии части пытались пристать и искренне не понимали, почему девушка отказывалась. И зачастую начинали не с вопросов, а активных действий. Но до убийств дело обычно не доходило: кому хватало улыбки, кому сломанной руки. – И не всегда девушек. Бывало и детей, и мужчин... – Роймс тихо вздохнул. Память скрадывала многие вещи. Стыдно сказать, но он уже с трудом мог вспомнить Деррика (или его звали иначе?) и как они оказались в том овраге: вспоминая наклывались на воспоминания о воспоминаниях и сливались в одну невразумительную кашу. Всё, что Роймс точно помнил – кровь на губах твари. – Люди не так страшны, страшнее твари, лишь прикидывающиеся людьми. Те, что людей держат за еду. Вот они ужасны.

Роймс ухмыльнулся, оскалился. Он не был благодарен за свое проклятье, но... Оно исцелило страх перед вампирами. Теперь он и сам тварь, что лишь притворяется человеком.

Но не стоит беспокоиться, – одернувшись ободряюще улыбнулся танцовщице и подмигнул ей. – О вампирах в замке Хилмов Вам беспокоиться не о чем, свои територии я охраняют ревностно.

Роймс даже носом повёл. И скривился. В коридоре собралась пыль – надо было бы сказать Тресси, – и духи Блэкроуз были слишком яркие, для обострившегося нюха. Сегодняшний праздник будет тем ещё испытанием для нервов.

Насчёт ревности — я не люблю, когда покушаются на что-то моё: будь то территория, женщина, заказ или спутник, – даже если спутником является вампир. Вампирша. Можно ли сказать, что он ревновпл Илландеру? Возможно. Но вряд ли госпожа Блэкроуз имела ввиду именно такой вид ревности. Но да, если вдруг окажется, что вампирша крутит такие же "шуры-муры" с другими героями, Роймс будет оскорблен. – Боитесь?

Роймс резко остановился, рукой перекрыв девушке возможность дальнейшего передвижения, буквально прижимая её к стене своим телом. И невольно принюхиваюсь, пытаясь разобрать под кисло-сладким запахом духов, запах крови от недавнего ранения.

Сейчас будет крутая лестница, но потом восхитительный вид на пустоши. И не бойтесь, я не дам Вам замёрзнуть.

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+1

9

Про магов Иландэра почему-то не подумала. Пришлось признать это обидное упущение, тем более, что Роймс к её "трагедии" отнёсся более чем спокойно, если не безразлично. Это Миру ему не жаль, или он в принципе не понимает, как тяжелы для некоторых женщин травмы лица?

- Скорее те, кто способен заплатить, - решила она подтвердить его предположение. - Но пока никто из них не изъявил такого желания. А за комплимент я вас благодарю, милорд.

Ила кокетливо- скромно опустила голову, мысленно отмечая: "Значит милое личико. Прелесть какая".

Не смотря на то, что ей было почти всё равно, куда они идут, властное ведение героя вызывало беспокойство: она не против проявления силы и мужественности (скорее даже за!), но не со стороны же пищи.
Но применимо ли уже это понятие к Роймсу?..

Сложные (прямо-таки философские) размышления пришлось прервать: будет ещё время. Она было открыла рот, чтобы вздохнуть на тему "герой спасает всех: от стариков и детей до котят", но челюсти тут же сжались, когда речь зашла о вампирах.
Ужасны? Кто бы говорил! Выкинули вампиров чуть ли не на голый утёс и сделали вид, что их и не было. А когда поняли, что про́клятые создания не собираются впасть в забвение, да ещё и живут за счёт человеческой крови, тут же начали их истреблять. А могли бы заплатить тем же магам...

Внутренне кипящая от сдерживаемых чувств вампирша нагло прижалась к мужчине (ей было ой как приятно от мысли, что сейчас герой как никогда близко к одной из тех, кого считает гадкими тварями) и сдавленным шёпотом принялась изображать испуг:
- Ох, милорд, вы это о вампирах? Меня они так пугают! Каждый раз, когда оказываюсь в Восточных землях, особенно к северу, мне плохо спится. Говорят, они и дальше заходят.

Последовавшие после этого заверения в безопасности она слушала уже спокойнее: полностью взяла себя в руки, ведь ей не впервой слышать от людей гадости в свой адрес.

А ещё барон Хилм оказался собственником. Какое отличное качество! Оно сильно развито у вампиров.

- Так что же, желание защищать свою собственность переросло в желание защищать вообще всех?

Вместо ответа барон прижал её к стене, и тут девушка действительно испугалась, даже забыла как дышать. Да что дышать: она даже имя родное забыла! Вот сейчас сорвёт он вуаль и всё: конец не только маскараду, но и ей, потому как положение, мягко говоря, не выигрышное. Но он от чего-то медлил, и будто хотел взглядом прожечь лёгкую ткань, дабы убедиться, что под ней действительно Ила.

- Не боюсь, - соврала она подсевшим от испуга голосом, но на столько уверено, что он прозвучал томно. - Я же ни на что не покушаюсь.

Ну правда же, она тут на разведке, а не с целью поохотиться. Так что, по сути, и не соврала. Максимум перекусит кем-нибудь под утро, если совсем аппетит разыграется, но совсем чуть-чуть.

Благо, перенервничала она зря: Роймс изобличать её не собирался. Но с каким облегчением она восприняла его слова об экскурсии в этой башне! Ой, да что угодно ей пусть показывает, только вуаль не трогает!

- Вы очень порывисты, мой лорд, - проворковала Ила, пытаясь двинуться дальше. - С удовольствием взгляну на пустоши. Или вы желаете ещё меня пообнимать?

Холода из смотрового окна вампирша, конечно, не боялась: это такой пустяк по сравнению с перспективой быть сброшенной с такой высоты.  Однако, рискованность всей авантюры начала её смутно беспокоить уже совсем по другому поводу.

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+1

10

Что ж, мозги у девушки были. Бояться вампиров – это нормально и правильно, это адекватное поведение. Роймс даже поймал себя на желании похвалить девушку за такую предусмотрительность. Гораздо, гораздо хуже, когда опасность недооценивают, пренебрегают ей или, того хуже, романтизируют. О том, что он и сам не остаётся спокойным на северных берегах Восточных земель, Роймс так же говорить не стал. Пусть она и дальше верит в непогрешимость и всесилие героев. Тем более, Роймс и сам не знал, что больше заставляет его кровь кипеть: азарт охоты, предвкушение хорошей драки, запах бушующего моря или животный страх.

Но думать об этом не следовало. Тут вампиров нет, и не будет. Уж это Роймс мог обещать.

Как воин я несу ответственность за свою страну, – прозвучало излишне пафосно и претенциозно, во фразе эхом отозвалась королевская гвардия. Роймс горько усмехнулся: сколько лет прошло, но в этом его взгляды на жизнь не особо и поменялись. – И я рад, что вас это не пугает.

И то, что начало фразы плохо сочеталось с концом, Роймса не волновало. Особенно, учитывая неявную просьбу Блэкроуз съехать с темы. Роймс задумчиво посмотрел на её вуаль. Ничего удивительного, что ей неприятно говорить о мужском собственничестве. Наверняка, он напугал девушку, просто она храбрится.

И эта мысль сделала Роймса счастливым, принесла ему удовлетворение. Его звериная часть была довольна такой покорностью, и что об этом думал Роймс, как человек, её не волновало.

На верху лестницы, Роймс  слегка  обогнал даму, уперся плечом в люк и толкнул, приложив усилия. Не смотря на то, что в этот проход захаживали нечасто, все петли были отлично смазаны - мало ли что? Вот только сам люк был тяжелый, отсыревший, припорошённый снежком. Стоило  ему распахнуться, как на лестницу пахнуло холодом. Верх башни, не смотря на крышу и толстые стены, был доступен всем ветрам благодаря открытым бойницам.

- Всё в порядке. Здесь слегка прохладно, но  мы ненадолго, – Пообещал Роймс поддерживая девушку под спину, ненавязчиво отрезая ей путь  назад. – Оно того стоит.

И даже не солгал. С башни открывался великолепный вид на лес  заснеженную пустошь.  Возможно, баронство не могло похвастаться плодородные землями, но какие же тут просторы. Территории. Роймс прикрыл глаза, лов на своем лице морозный ветер, и приблизился поближе к девушке, стремясь хотя б частично прикрыть её от сквозняков.

Небо уже потемнело и украсилось первыми  звездами, но ночь ещё не вступила полноценно в свои права. В сумерках лес казался темной непреодолимой стеной, хотя утром, когда видно, что половина  деревьев потеряла свои кроны, оставив лишь черный остов стволов и ветвей, он казался воздушным, местами почти прозрачным. Но до самого замка лес не добирался, оставляя полосу чистого пространства. Относительно чистого. Этот клок пустоши перерезала верткая горная речка. Да изредка вздымались нагромождено камней.

- Если посмотреть вон туда, – Роймс отвел девушку к одному и узких прямоугольных окон, и указал рукой на северо-запад. – То можно увидеть легендарный драконий хребет.

Не то что бы эту громадину нельзя было видеть с земли, но, по мнению Роймса, отсюда открывался наилучший вид. У него дома даже есть холст с этим видом – привет из дома.

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+1

11

Солнце уже не мешало, и вампирша оглядела территорию не без удовольствия. Ах, там ещё и Драконий хребет, ну вообще прекрасно. Она шумно вздохнула, показывая тем самым, как она впечатлена, хотя на самом деле ей бы вид на Ривердейл - на королевский дворец. Она мечтала там оказаться, прямо во дворце, и не как незваный гость, рискующий быть убитым на месте, а как леди. Ходить бы по мягким коврам, касаться пальцами мрамора, золота и мебели из красного дерева и дуба с мягкой обивкой... Носить потрясающие по красоте и цене платья...

Ещё один, едва уловимый, уже печальный вздох, и девушка вернулась в реальность.

- Милорд, глаз не оторвать как красиво. Однако, мне кажется, что нас вот-вот хватятся, ведь если без меня на праздничном ужине все прекрасно обойдутся, то без вас он даже не начнётся.

А ещё добавила, чтобы восстановить границы:
- Да и не очень хорошо будет, если поймут, что вас задержало моё общество.

Читай "младший хозяин уединился с танцовщицей вместо того, чтобы проводить время с семьёй и именинником". То-то пересудов будет! Так что лучше держать приличную дистанцию.

Илу, естественно, такая мелочь как чужая репутация не волновала, её волновало чрезмерное внимание Роймса к себе.

Сказать очередную милую глупость она не успела, услышала тяжёлые шаги внизу: кто-то подошёл к лестнице и теперь взбирался вверх. Так как для человеческих ушей звук был довольно тихим, она не подала виду, продолжая разглядывать на небе подмигивающие звёздочки, и  оглянулась лишь тогда, когда человек (слуга)  появился в проёме люка.

- Милорд, - голова слуги попыталась изобразить почтительный поклон; остальные части тела подниматься наверх не стали, - вас ждут в обеденной зале.

Лицо его оставалось бесстрастным, но что-то подсказывало Иле, что он молчать не будет. Может, секундное выражение глаз? Девушка под вуалью не сдержала улыбки при мысли, что вот сейчас Роймс отпустит слугу , и тот помчится куда-нибудь на кухню сплетничать, причём начнёт этот увлекательный процесс уже в коридорах, встречая стражников и других слуг. Глядишь, за стол они сядут уже под многозначительные взгляды.

- Ну вот, - развела она руками, изображая сожаление.

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+1

12

Пейзаж произвел нужное впечатление и Роймс расплылся в удовлетворенной улыбке. Он не имел никакого отношения ни к Драконьему хребту, ни к раскинувшимся пустошам, даже к замку он имел отношение лишь постольку поскольку: тут все пропитано духом Родерика и Тресси. И, тем не менее, Роймс чувствует гордость, он беззастенчиво гордится красотами севера.

А вот на вежливое замечание дамы, Роймс разразился смехом. Он не в обиде. Госпожа Блекроуз всеми силами пыталась быть вежливой и намекнуть, что им пора бы уходить. Холодно. Роймс холода не чувствует, сегодня кровь поет. Тем не менее, он возражал закончить прогулку.

Скорее наоборот, — не такая уж он и важная персона, то ли дело — главный подарок! Но стоит только представить реакцию и негодование Тресси, как прошибает и Роймса. Ладно, вполне возможно, что он чуть-чуть боится свою невестку. Боится и восхищен. Впрочем, другая б в узде и Родерика, и замок не удержала.

Госпожу волнует моя репутация? Или её? — не смотря ни на что, Роймс продолжает тихо посмеиваться. И вместо того, что бы поспешить спуститься заключает девушку в объятья, согревая её, подшучивая. — Премного благодарен.

Не то, что б это особо подпортило его репутацию. Он итак герой, то есть шляется, где ни попадя. Герой — это только звучит гордо. Это только безусые романтики при звучании слова предаются фантазиями о почете и славе, ликовании толпы и развивающемся плаще. Чуть больше цинизма, и вот уже герои ко-то на вроде наемных рабочих, да ещё и бесплатных. О нет, от него и ждут. То он будет зажимать девушек по углам. От его репутации не убудет.

И все же Роймс подается назад, когда до его ушей доносятся тяжелые шаги стража, а люк скрипит под его рукой. Не стоит смущать девушку на глазах других. Он все же не совсем пропащий человек. Да и Тресси его не простит.

Сейчас будем, — Кивает Роймс и первым спускается на лестницу, протягивает руку госпоже Блекроуз, страхует её спуск. Потянутая нога — это то, чего им тут точно не требуется. — Позвольте проводить вас.

Роймс предельно серьезен, но глаза его смеются, пока он осторожно ступает спиной вперед. Когда они достигают того коридорчика, стража там уже нет. Их будут ждать.

Госпожа? — Роймс предлагает девушке локоть и ведет её самым коротким путем в главный зал. — Не беспокойся. Я не позволю себе лишнего. В конце концов, сегодня праздник Реймода! Знаешь, он тоже хочет стать героем. — Роймс тихо посмеивается. — Так что у него мои манеры.

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

+1

13

На её попытки поставить границы герой лишь смеётся. Да он тот ещё наглец. В его объятьях сложно с ходу подобрать какой-либо остроумный ответ, чтобы положить конец...ухаживаниям? Домогательствам? Какой-то игре, которая велась между ним и танцовщицей?

Она не отвечает, и, в какой-то мере, даже благодарна появившемуся слуге. А Роймс продолжает играть роль кавалера и ведёт её вниз со всеми предосторожностями. Это и приятно, и нервирует.

"Не позволит он себе ничего лишнего, да-да", - мысленно хмыкает вампирша, но в слух хочет сказать, конечно же, совсем иное, но слова застревают в горле.

- Ч-что? Ваши манеры?

Ну если у героя Роймса такие манеры даже в облике аристократа, то что же там у племянника, мысленно охает девушка. Ещё не хватало, чтобы и племянник одаривал её чрезмерным вниманием!

- Он же после вас основной наследник, ведь так? Ему позволят пойти в гильдию? - потом она вспомнила, как мастерски Роймс ведёт бой и добавила: - Я так понимаю, вы его тренируете?

"И кто придумал водить женщин под руку? Совсем никакого пространства между нами нет, " - досадовала Ила, вынужденная ощущать и тепло тела, и смутный, но до ужаса притягательный аромат крови. - "И коридоры узкие. И длинные. Ну где там уже этот зал?"

Вампирша решила, что весь вечер просидит на своём месте за столом, по возможности молча и незаметно. Но голос разума, всё же, напевал ей, что надо бы подготовить извинительно-поздравительную речь для именинника. А ещё придётся перекинуться с гостями одной-двумя вежливыми фразами. А ещё кто-нибудь обязательно что-нибудь вспомнит о Мире, и придётся импровизировать... Тем не менее, все эти мысли благотворно подействовали на Иландэру: всё таки стихия притворства и обмана - это её стихия. Потому шаг девушки стал легче и даже грациознее, будто она всю жизнь ходила на таких высоких каблуках.

А вот и двери зала, и, судя по характеру звуков, музыканты настраивают инструменты. Будет весело.

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+1

14

- Он, прямой наследник моего брата, – с легкой улыбкой поправил Роймс. Уж в этом он с Реем конкурировать не намерен. Хотя Рей, наверное, был бы не против уступить ему. И они оба рады, что Родерк в ближайшие годы отдавать бразды правления не намерен.

Но вопросы госпожа Блекроуз задавала верные. Роймс даже с легким удивлением на неё покосился. Уж не нацелилась ли она на его племянника? Безусловно, никто не будет принуждать Реймонда жениться обязательно на «достойной девушке», но… Мира должна понимать, что лично танцовщица все же не пара барону. Разумеется, если в дело вступят чувства, тут уж ничего не поделаешь. Роймс достаточно знал своего племянника, что бы знать: тот сбежит из дома, если семья не примет его выбор. И достаточно знал своего брата с невесткой: они просто запишут Рея с его мезальянсом в очередное бедствие семьи, но прогнать не прогонят. Просто Рей получит и благословение вступить в гильдию. Роймс хмыкнув своим мыслям. Главное мелкому не подавать таких идеей. А то Рей может воспользоваться случаем, а это было бы не очень хорошо.

- Желаете поприсутствовать на нашей тренировке? – Роймс неосознанно поднял голову в направлении ближайшего окна, силясь разглядеть на тёмном небе луну. Да. Они тренируются с Реем, но мало. В конце концов, Роймс дома обычно пребывает не в лучшей форме. – Боюсь, в ближайшие дни спарринги не планируются.

После превращения хотелось лечь и лежать пластом. И уж точно не скакать с мечом на перевес, развлекая залётную гостью.

- Но я думаю, у вас будет возможность оценить его мышцы и технику, – Роймс коротко хохотнул, легко толкнув двери в трапезный зал. – Возможно, даже сегодня.

Большинство гостей уже прибыло, И Роймс под речь мажордома коротко извиняющее кивает и спешит отвести госпожу Миру Брлекроуз к её месту. Место выбрано не просто так, и него проще всего выйти из-за стола на импровизированную сцену. Досадно, что госпожа Блэкроуз не намерена танцевать.

Роймс коротко коснулся губами руки девушки, прежде чем покинуть её и занять свое место поближе к брату. Удивительно, что у госпожи Блекроуз пальцы так и не согрелись. Вдвойне удивительно, что он держал её за руку, а пальцы так и не согрелись. И Роймс задумчиво потирал свои, то и дело, бросая изучающие взгляды на госпожу Блекроуз.

Кого-то она ему напоминала.

- Вот уж не ожидал встретить здесь известную танцовщицу, – лощённый хлыщ лет пятидесяти, по правую руку от Блекроуз окинул девушку изучающим взглядом: то ли восхищаясь ей, то ли выказывая пренебрежение. Если Роймс правильно помнил, этот человек являлся троюродным батом Тресси, но главное он был ответственен за точку сбыта в Талоне. Или в Бикфорде?

Подпись автора

Были женщины, но не было жены.
Были слова, но не было романа.
Были квартиры, но не было дома.
Были деньги, но не был богатым.
Жизнь так и не сложилась из отдельных дней и ночей.
© Михаил Жванецкий

0

15

Желает ли она поглядеть на тренировку? Да, это было бы интересно, но неисполнимо: как только гости отправятся спать, она сбежит отсюда прочь. Тем более, что и герой не горит желанием ничего ей демонстрировать... Просто приятный разговор ни о чём. Но Роймс снова ввёл её в ступор последней фразой, Ила аж мысленно икнула.

"Что??"

- Что вы имеете в виду под...возможностью? - осторожно поинтересовалась девушка, теряясь в догадках.

В следующий момент она оказалась в трапезной, и уши наполнил гомон человеческих голосов. Он смолк, когда их с Роймсом объявили, но тут же усилился. Вампирша отчётливо услышала смешки и весёлое фырканье, а ещё радость по поводу того, что гости, наконец, могут начать есть и пить. И праздновать.

Она опустилась на скамью и благодарно приняла поцелуй Роймса:

- Милорд, благодарю вас, - промурлыкала она, очень надеясь, что освобождена от его общества до самого конца праздника.

Ила оглядела зал и гостей, отмечая их количество и богатство нарядов. Сколько пищи, да ещё и благородной! Хорошо, что запах крови практически теряется среди едких парфюмов и резкого запаха человеческой еды. Не знаешь даже, что хуже: переизбыток духов или жаренное, лишённое крови мясо.
Морщить нос в молчаливом презрении ей не дал сосед.

- Доброго вечера, сударь, - мило поприветствовала его девушка, с первых секунд поняв, что этот человек ей не нравится. - Для меня честь оказаться на этом торжестве.

Но гадкий мужчина лишь отмахнулся:

- Конечно вы рады такой чести. Потом сможете продавать ваши танцы дороже. А при должных уме и везении вообще далеко пойдёте.

Под чёрной вуалью на дворянина хищно скалилась тварь, которая с превеликим удовольствием сделала бы так, чтобы он с этого праздника вообще никуда не ушёл, но по беззаботному щебету девушки можно было вообразить, что у той на лице самая сладкая улыбка.

- Ах, сударь, конечно всё так и будет, ведь идти надо только вперёд. Только я сегодня не танцую.

И её собеседник, и сидящие рядом люди выглядели удивлёнными. Кое-кто даже не сдержался и шёпотом вопросил: "Как так?"

- Я здесь просто гостья, - пояснила Ила всё так же беззаботно, затем вооружилась бокалом с вином и сделала вид, что занята изучением вкусовых качеств напитка. Тут ещё и мясо поднесли, и можно было ещё и на него отвлечься.   

Затем она посмотрела в сторону Роймса, хотя причин это делать не было. Благо, подглядывание было незаметным, а то что бы он подумал? Что ей не хватает его общества или, что ещё хуже, что ей нужна помощь? Но герой и сам смотрел на неё. У вампирши возникло ощущение, что он всё слышит и вообще пристально за ней наблюдает. Ещё она не могла не сравнить своего застольного "кавалера" с героем, и...сравнивать оказалось нечего: дворянин не мог похвастаться ни фигурой (жердь скучная), ни чертами лица (ничего выразительного, а глаза вообще уже алкоголь туманит). Справедливости ради, осанка у него было исключительная - истинный аристократ. Но когда Иландэра была справедливой?..

Подпись автора

https://i.ibb.co/gScWMS8/Ilandera4.png

+1


Вы здесь » Книга Авароса » Баллады о минувших днях » На год ближе к нежным объятиям смерти


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно